Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Пандемия вошла в нашу жизнь внезапно, внеся коррективы во все сферы жизни общества. В рамках данной темы мы рассмотрим влияние пандемии в контексте экономики, а именно ее влияние на малый и средний бизнес.

Об актуальности исследуемой темы нет смысла спорить – все очевидно и так: последствия COVID-19 мы можем наблюдать до сих пор в виде системного кризиса, при котором в наиболее уязвимом положении оказались субъекты малого и среднего бизнеса.

  • Целью данной работы является анализ влияния коронавирусной инфекции на малый и средний бизнес.
  • Задачи заключаются в том, что, во-первых, необходимо выявить: кто относится к субъектам малого и среднего бизнеса; рассмотреть, какие последствия COVID-19 испытала на себе сфера малого и среднего предпринимательства, а также, какие меры были направлены для помощи малому и среднему бизнесу.
  • Субъекты малого и среднего бизнеса
  • Для начала нужно разобраться в специфических особенностях малого и среднего предпринимательства.

Существуют три показателя, на основании которых тот или иной вид экономической деятельности можно отнести к МСП: состав учредителей, объем выручки и численность состава сотрудников.

При этом МСП подразделяется на категории: микропредприятие, малое предприятие и среднее предприятие, доход за год которых может варьироваться от 120 миллионов до 2 миллиардов рублей, а среднесписочная численность работников от менее 15 и до не более 250 человек, такие же критерии действуют и в отношении ИП.

Статус субъекта МСП предоставляет особые льготные условия для ведения бизнеса в целях того, чтобы самозанятость выходила из тени, создавались новые рабочие места, уменьшались расходные статьи бюджета и имел перспективы на развитие научно-технический прогресс.

И здесь нельзя проигнорировать тот факт, что субъекты МСП играют ключевую роль в экономике. Если учитывать их доли в общем количестве предприятий, долей рабочих мест, предоставленных субъектами МСП, а также долей вклада в ВВП.

Так, например, согласно данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, на территории Российской Федерации на сегодняшний день зарегистрированной экономической деятельностью занимается 5 780 615 субъектов (рис. 1).

Если оценивать вклад малого и среднего бизнеса в экономику России, то с каждым годом доля увеличивается.

Рис. 1. Статистика для национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы»

Например, в 2014 году вклад МСП составил 19 %, в 2017 21,9 %, в будущем так же наблюдается тенденция к увеличению доли, например, Президент Владимир Владимирович Путин, отметил, что в планах к 2025 году есть цель достичь отметки 40 % (рис. 2).

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Рис. 2. Динамика доли вклада в ВВП субъектов МСП

Но, как уже было упомянуто ранее, пандемия оказала существенное влияние на планомерное развитие МСП. Какие последствия от COVID-19 мы можем наблюдать в сфере малого и среднего предпринимательства на сегодяшеий день?

Влияние COVID-19 на малое и среднее предпринимательство

Рестораны, салоны красоты, торговые центры, туризм и многие другие отрасли, остались без потребительского спроса. Многие предприятия столкнулись с непредвиденными обстоятельствами, в которых нужно было стараться «держаться на плаву».

Это связано с тем, что выручка стремительно снижалась, при этом долговые обязательства оставались, как известно, во время режима самоизоляции и нерабочих дней сохранялись выплаты заработной платы сотрудникам, имелись перебои в логистике из-за закрытия национальных границ, угрожал риск заражения сотрудников, приходилось приостанавливать производственный процесс, отсутствовали возможности сбыть продукцию и непонимание – как в такой ситуации действовать.

Пришлось понести издержки, связанные с приобретением телекоммуникационного оборудования, техники, которая позволяла бы продолжать работать в дистанционном формате, а также возникла необходимость закупать медицинские товары [1, c. 4].

По данным ФНС на 01.07.2020 г. прекратили свою деятельность 305,6 тыс. индивидуальных предпринимателей и 208 тыс. коммерческих организаций. Число малых предприятий сократилось на 10,1 %, в то время как средних около 8,5 %, что свидетельствует о потере в малом бизнесе около 300 тыс. рабочих мест, а в среднем – 100 тыс. рабочих мест.

В целом, ВВП в 2020 году в России снизился на 3,1 % и составил 106, 607 трлн руб., согласно данным Росстата.

В одном из докладов Российский союз промышленников предпринимателей выявил наиболее существенные проблемы, которые возникли из-за COVID-19 у предприятий (рис. 3).

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Рис. 3. Проблемы, возникшие у предприятий из-за COVID-19

В таких условиях возникла необходимость в оптимизации расходов, что сделали более 80 % субъектов МСП, здесь нужно учесть, что 28 % сократили заработные платы сотрудников, 21 % сократили штат сотрудников, а 22 % нашли выход и ситуации посредством перевода сотрудников в неоплачиваемый отпуск. Ситуация позволила понять, что для адаптации моделей антикризисного поведения необходимо целостное видение всей ситуации, а не просто принятие частных решений. Например, в «доковидное» время цепочки поставок выбирались на основании таких критериев, как затраты и эффективность, что, конечно же, как оказалось, ограничивало субъектов МСП в количестве запасов. Зависимость от одного поставщика, тем более находящегося в иностранном государстве, послужила причиной диверсификации поставок, что поспособствовало возникновению весьма нестабильного состояния малого и среднего бизнеса.

Можно привести много примеров того, как приходилось субъектам МСП приходилось адаптироваться к внешним условиям экономической «турбулентности».

Хочется отметить, что сфера малого и среднего предпринимательства не осталась обделена государственной поддержкой. Для того, чтобы нивелировать негативные последствия и вернуть МСП на траекторию роста, было реализовано много мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики в условиях ухудшения ситуации. Поговорим о них подробнее.

Поддержка бизнеса в период распространения COVID-19

Стало ясно, что сфера МСП играет ключевую роль в экономике страны, поэтому возникла острая необходимость осуществлять определенного рода мероприятия, целью которых являлась поддержка субъектов МСП в период распространения коронавирусной инфекции, что требовало больших финансовых затрат из бюджета (рис. 4), рассмотрим некоторые из них.

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Рис. 4. Структура финансирования антикризисных мер на конец мая 2020

Во-первых, это безвозмездные субсидии. Суть меры заключалась в том, что малые и средние предприятия из пострадавших отраслей могли воспользоваться прямой финансовой поддержкой со стороны государства, средства можно было потратить не только на выплату заработной платы сотрудникам, но и выплату любых иных неотложных обязательств.

Предоставлялась сумма в размере 12 130 рублей на каждого сотрудника предприятия. Существенно помогло введение налоговых каникул, предоставленных субъектам МСП, речь идет об отсрочки уплаты налогов для компаний из наиболее пострадавших отраслей, в дальнейшем задолженность можно реструктурировать и гасить равными долями в течение года [2, c.

19-23].

Во-вторых, это мораторий на банкротство, который охватил свыше двух миллионов субъектов МСП. Приемы заявлений о банкротстве приостанавливались в связи с тем, что в условиях данной ситуации количество таких заявлений было бы очень большим.

То есть с должника снималась обязанность обращаться в суд при признаках банкротства, но сохранялось право сделать это при желании. Это обеспечивало, например, то, что должнику не начисляется неустойка за просрочку платежей, вводится запрет на взыскание заложенного имущества.

Еще один мораторий, связанный с проверками бизнеса.

Были приостановлены проведения практически всех выездных проверок, также, если предприятие занимается лицензируемой деятельностью, то необходимость в том, чтобы продлевать лицензию отпадала, так как она автоматически продлевалась на один год, это касалось пользования недрами, оказания услуг связи, радиовещания и т.д.

Что касается кредитных каникул, то предпринимателям была предоставлена возможность получить отсрочку по кредиту в течение шести месяцев, помимо этого можно было рассчитывать на снижение суммы отсроченной задолженности за счет субсидий, предоставленных из бюджета банкам.

Хочется отметить, что если у субъектов МСП возникали проблемы с выплатой заработной платы своим сотрудникам, то предоставлялась возможность взять в банке беспроцентный кредит сроком на шесть месяцев, максимальная величина которого определялась как количество сотрудников, умноженное на МРОТ с учетом районного коэффициента.

Заключение

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в условиях COVID-19 многим предприятиям совершенно неожиданно пришлось приспосабливаться к внешним условиям, особенно ощутила это на себе сфера МСП, что обусловлено спецификой малого и среднего бизнеса.

Стало очевидно, что значение малого и среднего бизнеса оказывает существенное влияние на развитие экономики, и если не помочь в трудной экономической ситуации субъектам МСП, то экономика страны просто рухнет в недалекой перспективе.

Поэтому государством было оперативно реализовано большое количество мероприятий, направленных на поддержку МСП во время COVID-19, некоторые из которых были рассмотрены в данной работе.

В каких отраслях и регионах работает малый бизнес. итоги переписи — рбк

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии. Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Как проводят перепись малого бизнеса

Сплошное статистическое наблюдение за малым и средним бизнесом призвано охватить все официально зарегистрированные субъекты малого и среднего предпринимательства — юридические лица и ИП.

Каждые пять лет в обязательном порядке они предоставляют статистикам отчеты о своей деятельности. Проводить такое обследование чаще, чем раз в пятилетку, нецелесообразно, поясняли РБК в Росстате.

«Это ляжет серьезной нагрузкой на плечи малого и среднего бизнеса», — говорил руководитель службы Павел Малков.

Первое подобное обследование охватывало 2010 год, предыдущее продемонстрировало результаты за 2015 год. Новая перепись прошла в апреле 2021 года, в ней приняли участие 2,7 млн ИП и почти 2 млн микро- и малых предприятий. Из них реально действующими оказались около 80%.

«Государству важно знать, как живут малые и микропредприятия, индивидуальные предприниматели, с какими проблемами они сталкиваются.

На основе информации, полученной в ходе экономической переписи, будут приниматься государственные решения и программы поддержки», — объясняли в Росстате.

К малому бизнесу относятся предприятия, которые соответствуют правительственным критериям, включая среднесписочную численность сотрудников и доходы. Микропредприятием считается юрлицо с численностью сотрудников до 15 человек и доходом до 120 млн руб. в год, малым — до 100 человек и до 800 млн руб.

ИП в зависимости от этих показателей тоже относится либо к микро-, либо к малым предприятиям (индивидуальные предприниматели, относящиеся к крупному бизнесу, тоже есть — РБК писал о таких в 2017 году). Реестр малых и средних предприятий (МСП) ведет и регулярно обновляет Федеральная налоговая служба (ФНС), и в теории можно было бы обновлять результаты обследования малого бизнеса ежегодно.

Однако реестр ФНС недостаточно репрезентативен для этого, отмечали ранее специалисты Росстата.

Что еще известно про малый бизнес в России

Читайте также:  Перечень товаров для обязательной маркировки в 2022 году

В промежутках между проведением экономической переписи Росстат отслеживает показатели малого и среднего бизнеса с помощью выборочных обследований. Кроме того, статистики используют информацию из данных реестра МСП, отчетности компаний, других источников.

Президент Владимир Путин в 2018 году поручал правительству добиться увеличения доли малого и среднего бизнеса в экономике страны — с текущих 20 до 40% к 2025 году. Позже в соответствующем нацпроекте на 2020 год была поставлена промежуточная задача — довести вклад МСП в ВВП до 23,5%, однако она не выполнена, в том числе из-за пандемии.

Судя по выборочным обследованиям, в последние годы малые предприятия теряют долю в экономике. По подсчетам РБК на основе данных Росстата, за девять месяцев 2021 года (наиболее актуальные показатели) малый бизнес реализовал товаров и услуг на сумму 21,4 трлн руб.

, однако его доля в обороте всех организаций достигла минимального значения за десять лет — 11,4%. Нисходящий тренд начался с 2017 года, когда доля малого бизнеса в обороте всех компаний составляла 17,9%.

Эти показатели актуальны лишь для малых предприятий, без учета микробизнеса, тогда как данные по обороту малого бизнеса, включая микропредприятия, у Росстата есть только по 2019 год. За 2019 год оборот микропредприятий составил 24,3 трлн руб.

Как пандемия повлияла на малый бизнес

Проследить динамику положения малого бизнеса и ИП, сравнивая данные экономической переписи, давшей картину по 2020 году, и выборочных обследований по прошлым годам и частично по 2021 году, было бы статистически некорректно. Президент организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Александр Калинин для понимания изменений ориентируется на данные ФНС.

«Выручка ИП в 2020 году по сравнению с 2019 годом, конечно, уменьшилась, — сказал он РБК. — Был локдаун, ограничения, к тому же мировой экономический кризис, падение экономики составило около 3%». Кроме того, традиционно много малого бизнеса представлено в сфере услуг, где как раз были антиковидные ограничения, упомянул эксперт.

По его оценке, выручка ИП в 2020 году упала минимум на 7%.

«В 2021 году началось восстановление, но во многом инфляционное, разное по отраслям, — напомнил Калинин. — В 2021 году мы наблюдали гиперинфляцию, и, с одной стороны, мы видим восстановительный рост экономики, но с другой — прибыль получили сырьевые компании, цифровые, фармацевтические».

По итогам года инфляция составила 8,4%, что вдвое выше таргета ЦБ, но по многим позициям (стройматериалы, отдельные продукты питания и т.д.) рост цен был двузначным.

В ежемесячном исследовании малого бизнеса «Индекс RSBI» за декабрь, подготовленном «Опорой России», Промсвязьбанком и агентством Magram Market Research, отмечалось, что на фоне проблем с поставками и ростом цен поставщиков наиболее уязвимым оказывается микробизнес.

Сейчас на традиционные рынки ИП и малых предприятий (например, в розничной торговле) выходят госкомпании и цифровые платформы, и это серьезная тревога для МСП, рассуждает Калинин.

По его оценке, за два года количество сотрудников малых предприятий упало на 800 тыс.

«Это связано с демографическим спадом, проседанием малого бизнеса и тем, что многие поменяли налоговый режим на самозанятых», — заключил глава «Опоры России».

Тот факт, что оборот малых предприятий упал, РБК подтвердил профессор кафедры «финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков.

«В первую очередь на это повлияла эпидемия коронавируса — зарабатывать стали меньше, — отметил он.

 — Падение оборота замечают почти все [представители малых предприятий и ИП] одновременно со снижением уровня заработной платы».

Доля малого бизнеса в обороте всех организаций достигла минимума за 13 лет

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Положение малого и среднего бизнеса в России остается достаточно сложным / Евгений Разумный / Ведомости

Оборот малых предприятий составил в первом полугодии 2021 г. 13,7 трлн руб., что на 18% больше, чем за аналогичный период прошлого года, и на 10% – чем в первой половине допандемийного 2019 года, следует из данных Росстата. При этом доля малого бизнеса в совокупном обороте малых, средних и крупных предприятий составила 11,5% – это минимум с 2008 г.

, когда статистическая служба начала публиковать такие оценки. В первом полугодии 2020 г. показатель был зафиксирован на уровне 12,6%, в 2019 г. – 13,4%. На максимумах вклад малого бизнеса в суммарную выручку находился в первом полугодии 2017 г. – тогда показатель составил 18,2%.

В малом бизнесе доминируют предприятия торговли – на них приходится более половины оборота (56% в первой половине 2021 г.).

Общий оборот всех предприятий в первой половине 2021 г. превысил 119 трлн руб., что на 26,5 трлн, или 27%, больше, чем годом ранее (в 2019 г. был зафиксирован аналогичный уровень). На средние и крупные предприятия пришлось 3,8 и 84,7% выручки, за тот же период 2020 г. – 3,3 и 84,1%, в 2019 г.

соотношение составило 3,4 и 83,3%. Выручку микропредприятий и ИП Росстат последний раз приводил в 2019 г. – на них приходилось 24 трлн и 17 трлн руб. оборота соответственно. При этом доля этого сегмента в обороте всех хозяйствующих субъектов из года в год тоже постепенно таяла – с 18,5% в 2015 г.

до 17,2% в 2019 г.

Положение малого и среднего бизнеса в России остается достаточно сложным и говорить о восстановлении до доковидного уровня пока не приходится, сказано в обзоре Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ; есть у «Ведомостей»).

По оценке института, это связано с тем, что господдержка сектора недостаточна для его полноценного развития. В августе 2021 г. помощь была оказана 24 300 субъектам МСП (на 47% меньше, чем в августе 2019 г.), а объем полученной ими поддержки (16,1 млрд руб.

) оказался на 20% ниже уровня двухлетней давности, пишут эксперты института со ссылкой на данные Единого реестра субъектов МСП – получателей поддержки.

В сумму помощи входит не только прямое финансирование – субсидии, гранты, льготы по аренде, – но и меры косвенной поддержки, такие как гарантии и поручительства по кредитам.

По оценке ИКСИ, для достижения национальных целей развития малого и среднего бизнеса государству необходимо активизировать инструменты помощи, прежде всего в части предоставления доступного финансирования и стимулирования спроса на продукцию МСП.

Пока рано говорить о том, что роль малого бизнеса в экономике ощутимо снизилась, считает генеральный директор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров.

«Если смотреть на экономику в целом, то сейчас у крупных предприятий добывающих отраслей выручка сильно выросла. Например, в нефтегазовом, металлургическом секторах», – уточнил эксперт.

Выросли прежде всего экспортоориентированные компании, тогда как в отраслях, работающих в первую очередь на внутренний рынок, ситуация была не столь благоприятной.

Основная причина снижения доли малых предприятий – в опережающем росте оборота крупного бизнеса, что связано с повышением цен на сырьевые товары, согласился председатель «Опоры России» Александр Калинин.

Но, по его мнению, падение вклада малого бизнеса на фоне роста крупного не стоит списывать ­исключительно на техническое перераспределение структуры оборота, добавил он.

Это тревожный сигнал, поскольку «входные» цены выросли более существенно, чем оборот предприятий, пояснил Калинин.

Малый бизнес зависит прежде всего от того, насколько платежеспособно население: его доходы практически не увеличились, тогда как сырье подорожало, продолжил Калинин. Если потребительские цены выросли на 8,1%, то стоимость промышленных товаров с начала года увеличилась на 23%, напомнил Калинин статистику Росстата.

По его словам, рентабельность МСП снижается, из-за чего в будущем его доля может продолжить размываться.

Наблюдаемая статистика действительно косвенно указывает, что вклад МСП в российскую экономику с начала пандемии, вероятнее всего, снизится, отмечает руководитель Центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР Даниил Наметкин. «Эта тенденция несет в себе достаточно серьезные риски», – считает эксперт.

Международный опыт и экспертные оценки подтверждают роль МСП как драйвера развития экономики – именно от состояния этого сектора во многом зависит достижение национальных целей по темпам роста экономики выше среднемировых и повышению доходов населения.

По словам Наметкина, в России отсутствует благоприятная среда для доращивания стартапов до крупных компаний, что выражается в дорогом и часто недоступном финансировании, слабом институте поддержки венчурных инвестиций, являющемся основой для появления новых технологических компаний.

Кроме того, по его словам, происходит обмельчание малого и среднего бизнеса. В частности, за 10 месяцев 2021 г. число МСП выросло на 96 000, тогда как количество занятых в таких компаниях сократилось на 900 000 человек. «Это явный негативный сигнал, так как для экономики важна эволюция из ИП и микропредпринимателей в малый, далее в средний и крупный бизнес, а не обратная динамика», – указывает эксперт.

Доля малого бизнеса могла снизиться еще и потому, что высокий уровень активности демонстрируют ИП и самозанятые, согласился Бурмистров. «Это тот формат, который сейчас активно используют те же маркетплейсы, он становится более привлекательным, чем организация бизнеса в форме компании», – отмечает он.

Минэк мониторит влияние локальных ограничений в разных субъектах в зависимости от санэпид обстановки, сообщил «Ведомостям» его представитель.

По словам собеседника, оперативные данные показывают рост оборота малого и среднего бизнеса. В Минэке рассчитывают, что меры господдержки МСП, в частности, программы зарплатных кредитов ФОТ 3.

0 и предоставления грантов, будут способствовать его более активному восстановлению.

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии.

Росстат обнаружил увеличение неподконтрольных доходов населения

25.08.2021 20:53:00

Благодаря господдержке экономика выжила, но частично ушла в тень

Росстат опубликовал итоги исследования доходов МСП за первый год пандемии. Серый бизнес тоже нуждался в помощи. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Аномальный рост доходов граждан, случившийся в середине года, связан с увеличением доходов от предпринимательства и «прочих поступлений» из ненаблюдаемых источников.

Но если в первом случае это эффект низкой базы, так как по сравнению с доковидным периодом рост мизерный, то во втором случае «прочие поступления» превысили доковидный показатель сразу на 30%. Росстат перечислил «НГ» множество пунктов, входящих в список «прочих поступлений». Но эксперты полагают: самый главный из них – серые заработки.

За пандемийный год эти неясные источники пополнились на 400 млрд руб., что сопоставимо, например, с той экономией, которую обеспечила бизнесу господдержка, нацеленная на сохранение занятости.

Читайте также:  Как рассчитывается пенсия для ип?

Перед правительством президентом поставлена задача добиться, чтобы экономический рост приобрел устойчивый характер, повышались доходы населения и создавались новые рабочие места.

При этом на самом высоком уровне текущая ситуация преподносится как завершающий этап восстановления от коронакризиса. В эту логику укладываются и данные Росстата о рекордном росте реальных располагаемых доходов населения в середине года.

Но вопрос об источниках роста доходов все еще открыт.

Как показывает анализ статистики, в структуре доходов населения во втором квартале этого года наибольший рост по сравнению с тем же периодом 2020-го продемонстрировали в номинальном выражении поступления от предпринимательской деятельности (сразу на 54%) и «прочие денежные поступления» – более чем на 30%. Что опередило инфляцию, составившую в июне в годовом выражении 6,5%.

Доля поступлений от предпринимательства в структуре доходов населения увеличилась за год с 4 до 5,4%, а «прочих поступлений» – с 10 до 11,6%. И это единственные компоненты, доли которых увеличились.

Но в случае с предпринимательскими доходами мы имеем дело с отскоком из-за эффекта низкой базы, так как по сравнению с аналогичным периодом доковидного 2019-го их рост составил в номинальным выражении уже лишь около 3%, что сильно отстает от накопленной за два года инфляции. Не дотянула до доковидного уровня и сама доля предпринимательских доходов: во втором квартале 2019-го она составляла 5,7%.

Иная ситуация с «прочими поступлениями», которые в номинальном выражении выросли даже по сравнению с аналогичным периодом доковидного 2019 года – на 30%. И сама их доля в структуре тоже превысила уровень 2019-го: тогда во втором квартале на эти поступления приходилось 9,8% всех доходов населения.

Так что главный драйвер роста доходов населения сейчас «сидит» именно в категории неких «прочих денежных поступлений», источники которых вызывают больше всего вопросов.

В пресс-службе Росстата пояснили «НГ», что в эту группу входят все доходы, которые ведомство не наблюдает прямыми статистическими методами. Список большой.

Это и денежные переводы из-за рубежа, и выигрыши по лотереям, и доходы от сдачи вторсырья, и проценты, включая дисконт, полученный по долговому обязательству (за исключением процентов по вкладам в банках и т.п.) и т.д.

Наконец, это в том числе доходы, укрываемые от налогообложения путем незаконного обналичивания денежных средств.

 Значит, в данную группу входят как легальные доходы, так и доходы, получаемые в рамках теневой экономики, включая серые заработки.

Некоторые опрошенные эксперты в этом даже не сомневаются. «Давайте посмотрим структуру «прочих денежных поступлений».

Наиболее динамичные среди них – доходы, укрываемые от налогообложения», – считает доцент РЭУ им. Плеханова Вадим Ковригин.

Потому что, по его оценкам, иные виды – будь то поступления из-за рубежа, выигрыши по лотереям, доходы от сдачи вторсырья – вряд ли росли галопирующими темпами.

Руководитель департамента компании «Универ Капитал» Андрей Верников напомнил о расширении дистанционной работы: многие сейчас трудятся из дома, вдали от работодателя, и попутно они могут подрабатывать в неформальном секторе.

Хотя, как говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, невозможно с точностью отделить в «прочих денежных поступлениях» неофициальные доходы от возврата долгов или перечисления средств к праздничным датам. При этом, как считает Сигал, люди, наоборот, меньше скрывают свои поступления благодаря возможности оформить статус самозанятого.

Что касается влияния серых зарплат, то и оно наверняка прослеживается. «Но степень и продолжительность этого влияния пока оценить трудно», – уточнил аналитик компании «Финам» Алексей Коренев.

Судя по данным Росстата, источники «прочих доходов» за пандемийный год пополнились более чем на 400 млрд руб. – именно на столько в номинальном выражении их объем превышает сейчас уровень аналогичного периода 2019-го.

Ранее глава правительства Михаил Мишустин отчитывался перед депутатами по итогам 2020 года и перечислял меры поддержки для бизнеса. Предпринимателям предоставлялись гранты на выплату зарплат в размере минимального размера оплаты труда на каждого работника (свыше 90 млрд руб.).

Были запущены программы кредитной поддержки наиболее пострадавших отраслей. Самая масштабная из них – «ФОТ 2.0», которая предусматривала полное списание долга, если компания сохранит не менее 90% коллектива.

«В результате ее реализации бизнесу будет списано около 430 млрд руб. Эти решения обеспечили сохранение около 5,5 млн рабочих мест», – пояснял премьер. Затем была запущена программа «ФОТ 3.0»: она позволит поддержать до 1,2 млн человек.

И это не полный список мер поддержки.

Как пояснял глава Минэкономразвития Максим Решетников, программа «ФОТ 2.0» охватила наиболее важные сектора экономики: 41% поддержки пришелся на оптовую и розничную торговлю, 11% – на гостиничный бизнес и общественное питание, 9% – на обрабатывающие производства, по 4% – на здравоохранение и строительство.

Доцент РЭУ им. Плеханова Ольга Лебединская пояснила: действительно если учесть, что по программе «ФОТ 2.0» было заключено кредитных соглашений на 400 млрд руб., то цифры кажутся сопоставимыми с тем ростом, который произошел в сегменте «прочих денежных поступлений» населения.

Это еще не значит, что вся поддержка ушла в тень. Хотя, как напоминает Лебединская, справедливо высказывались опасения, что такая поддержка приводит к консервации неэффективных компаний и неэффективных моделей бизнеса. И именно те сектора, которые и получили основную поддержку, «славились повышенной долей теневого сектора».

По данным Центробанка, среди секторов, предъявляющих спрос на теневые финансовые услуги, из года в год лидируют строительство, торговля, сфера услуг.

В разгар пандемии многие предприятия оказались в двойной ловушке, добавила Лебединская: «Сохранение 90% занятых – это одновременно кадровая и кредитная ловушка. Кредит выдавался исходя из минимальной заработной платы, которая была меньше обычной, работник начинал искать альтернативы».

«Поддержка, которую оказывало государство бизнесу в период пандемии, наверняка частично перетекла в серую зону и зарплатные конверты», – полагает Андрей Верников. «Отрасли по-разному пострадали от ограничений на фоне распространения новой коронавирусной инфекции.

Если для одних секторов (общественное питание, фитнес-индустрия, красота и здоровье) поддержка государства реально позволила бизнесу выжить, то другие сектора и так продолжали работать, – рассуждает общественный деятель Яков Якубович. – В таких случаях поддержка действительно могла направляться в серую зону».

Также, по его словам, необходимо учитывать, что далеко не всегда весь персонал был оформлен официально.

Между тем, как говорит Павел Сигал, любые гранты, льготные кредиты, меры поддержки от государства бизнесу сопровождаются точным документальным оформлением и прозрачными требованиями – на что эти средства выделяются.

«Если бы средства, полученные от государства, бизнес раздавал кому-то в конвертах или не проводил бы по бухгалтерии, это называлось бы нецелевым использованием средств и рассматривалось в рамках административного и уголовного кодексов РФ», – уверен Сигал.

«Теоретически каждую выплату и меру поддержки государства необходимо подтверждать, сдавая различную отчетность.

А практически наверняка существуют серые схемы, по которым можно нелегально вывести деньги», – полагает омбудсмен по вопросам охраны труда Дмитрий Порочкин.

Однако он уточнил: если организация работает на официальной основе, едва ли она будет использовать меру господдержки для того, чтобы спрятать ее в конверт.

Ковригин при этом добавил, что на самом деле налоговое бремя сильно не изменилось: правительство сделало ставку в основном на отсрочку платежа, но не на уменьшение ставки налогов. И это многое объясняет. 

Оборот не туда: малые предприятия за 2020 год потеряли 2,8 трлн рублей

Малые предприятия потеряли 2,8 трлн рублей оборота за 2020 год, говорится в исследовании Национального рейтингового агентства (НРА) о МСП (есть у «Известий»). При этом наибольшие убытки бизнес понес в lll квартале, уже после снятия ограничительных мер, введенных из-за коронавируса.

По стрессовому сценарию НРА, в 2021 году оборот малых предприятий может сократиться еще на 1 трлн, по базовому — вырасти на 1,3 трлн рублей. Согласно оценкам Минэкономразвития, деятельность МСП за прошлый год была относительно стабильной.

Численность сотрудников в малом и среднем бизнесе по итогам 2020-го оказалась на 170 тыс. больше, чем в 2019-м.

Триллионы потерь

В 2020 году на фоне пандемии оборот малых предприятий упал на 2,8 трлн рублей, указано в исследовании НРА. После снятия ограничительных мер в lll квартале потери бизнеса оказались выше, чем в первом полугодии.

Показатели этого периода обусловлены снижением доходов населения и ухудшением ожиданий по длительности пандемии.

По данным Росстата, в lll квартале 2020 года реальные располагаемые доходы россиян сократились на 4,8% по сравнению с тем же периодом 2019-го.

На фоне пандемии в наибольшей степени под угрозой оказался сектор малого и среднего бизнеса, так как он имеет гораздо меньший запас накоплений и ориентируется на краткосрочное фондирование в отличие от крупных предприятий.

Сильнее всего в апреле–сентябре пострадали туристические агентства. По данным исследования НРА, выручка малых предприятий в этой отрасли упала на 70%.

Также за это время сильно пострадали отрасли общественного питания, гостиничной деятельности и операций с недвижимостью.

Наибольший объем средств потеряла оптовая торговля: ее оборот упал с 6,7 трлн до 5 трлн рублей в прошлом году. Но, несмотря на это, число предприятий малого и среднего бизнеса значительно не изменилось. Однако, по оценкам Центра стратегических разработок, количество занятых в МСП в 2020 году могло уменьшиться на 1,1 млн человек.

В Минэкономразвития «Известиям», напротив, сообщили, что численность сотрудников в малом и среднем бизнесе по итогам прошлого года оказалась на 170 тыс. больше, чем в 2019-м. Деятельность МСП за этот период была относительно стабильна, в том числе благодаря увеличению доступности кредитов и снижению размеров страховых взносов вдвое, отметили в пресс-службе ведомства.

По базовому сценарию НРА в 2021 году оборот малых предприятий может вырасти на 1,3 трлн рублей, по стрессовому — сократиться на 1 трлн. Вероятность их реализации будет зависеть от ситуации с пандемией.

Кредитная поддержка

В исследовании уточняется, что с апреля по ноябрь 2020 года МСП получили финансовую поддержку на сумму свыше 290 млрд рублей.

В случае развития стрессового сценария в НРА не исключают возможности возобновления субсидий и льгот в некоторых отраслях.

Читайте также:  Элла Залужная: эксперт по 44-ФЗ и 223-ФЗ

При этом в исследовании отмечается, что по мере прекращения финансовой поддержки со стороны государства росло число оформляемых МСП кредитов.

Пик выдачи займов пришелся на август 2020 года. С января по октябрь количество предприятий, получивших кредиты, выросло на 80% по сравнению с тем же периодом 2019 года. При этом средний размер ссуды снизился на 45%, с 7,29 млн до 3,98 млн рублей. Несмотря на рост объемов кредитования, просрочка по ним не увеличилась благодаря мерам по реструктуризации, говорится в исследовании НРА.

Задолженность МСП по кредитам за 10 месяцев 2020 года выросла на 17% и достигла 5,54 трлн рублей, рассказали «Известиям» в пресс-службе ЦБ.

Программы поддержки бизнеса со стороны регулятора и правительства, в том числе займы на выплату зарплаты и на возобновление деятельности, способствовали поддержанию объемов кредитования, считают в регуляторе.

В том числе эти программы способствовали уменьшению средней суммы кредита.

Рост кредитования малого и среднего бизнеса подтвердили в банках из топ-30. За 10 месяцев 2020 года кредитный портфель МСП увеличился на 67% по сравнению с тем же периодом 2019-го, рассказали в пресс-службе ПСБ. В основном это произошло из-за мер господдержки.

В 2020 году наблюдался почти двукратный рост объемов кредитования по специальным программам, рассказали в пресс-службе банка «Санкт-Петербург». При этом увеличились количество займов и их средний размер по сравнению с 2019 годом. Рост составил 30% и 40% соответственно.

Объем оформленных малым и средним агробизнесом кредитов в прошлом году составил более 260 млрд рублей, что на 44% выше аналогичного показателя 2019-го, сообщили в Россельхозбанке. Рост задолженности сегмента МСП в отрасли оказался наиболее высоким. Увеличение объемов кредитования также отметили в «Сбере», Совкомбанке и «Тинькофф».

Суммарный оборот клиентов МСП снизился на 22% в 2020 году по сравнению с 2019-м, рассказала директор департамента развития корпоративного бизнеса МКБ Надежда Григорьева. По ее данным, наибольший спад оборота по счетам произошел у среднего бизнеса. Показатель снизился на 44%. Почти вдвое меньше пострадали малые предприятия.

Хорошо, но мало

В основном малый бизнес сосредоточен в сферах торговли, транспорта и услуг для населения, и на таких отраслях сильнее всего отразилась пандемия, отметил аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов.

Именно этим можно объяснить их потери в 2,8 трлн рублей.

Потребители намеренно экономили на необязательных тратах, чтобы сохранить сбережения для самого необходимого: продуктов, лекарств и другого, в продаже чего как раз сосредоточены крупные сетевые компании.

Резкий рост количества оформленных МСП кредитов и снижение их среднего размера в прошлом году говорят о том, что многие фирмы нуждались в коротких экстренных займах для пополнения оборота. А от крупных кредитов, которые обычно берут для стратегических целей, производства чаще отказывались, объяснил эксперт.

Субсидирование, налоговые каникулы и низкая стоимость фондирования могут сгладить негативные последствия осенней вспышки пандемии коронавируса, считает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер. Без вышеперечисленных мер поддержки уже в l квартале этого года есть риск проявления отложенного эффекта кризиса и спада показателей.

С этим согласен аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев. Он уверен, что масштабы поддержки малого бизнеса за последние два года были крайне малы — всего четверть процента от годового ВВП страны. Именно поэтому для выживания МСП пришлось брать больше кредитов.

Эксперты считают, что потери МСП от пандемии превысят 1 трлн рублей

МОСКВА, 17 декабря. /ТАСС/. Убытки российских малых и средних предприятий (МСП) от ситуации с пандемией коронавируса по итогам года превысят в совокупности 1 трлн рублей, однако в будущем году компании намерены отыграть потери и перейти из положения «выживание» в «развитие». Такое мнение высказали опрошенные ТАСС представители деловых объединений, предприниматели и эксперты.

Последствия пандемии

Эксперты констатируют, что пандемия причинила серьезный материальный ущерб малому и среднему бизнесу, в особенности предприятиям из 12 отраслей, которые признаны правительством РФ наиболее пострадавшими.

«До конца года осталось еще две недели, цифры, конечно, несколько будут скорректированы, но, по прикидкам, потери малых и средних предприятий, похоже, превысят в этом году 1 трлн рублей. Это много.

Об убытках говорят в сфере услуг, заведениях общепита, очень сильно пострадала конгрессно-выставочная деятельность.

Несладко пришлось почти всем», — сказал ТАСС глава Торгово-промышленной палаты (ТПП) России Сергей Катырин.

При этом, по его словам, есть и те, «кто в определенной степени выиграл, это IT-сфера, производство медицинского оборудования, фармацевтика». Также рост показала легкая промышленность — ее продукция очень востребована в пандемию, уточнил глава палаты.

Как отметил уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов, пандемия затронула почти 87% предпринимателей. По его словам, пятая часть из них потеряла до 80% выручки, и лишь 13% стабильно развиваются.

Уходящий год выдался сложным почти для всех индустрий. В частности, общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей индустрии красоты Нина Литвинова сказала, что «более 50% предприятий бьюти-индустрии заканчивают год с минусовым результатом».

Фитнес-отрасль только за время локдауна потеряла около 50 млрд рублей, а с рынка ушли 20% игроков, отметила президент Ассоциации операторов фитнес-индустрии России Ольга Киселева, добавив, что восстановление отрасли до докризисных объемов может занять не менее полутора-двух лет.

Предприятия ресторанной отрасли в этому году потеряли от 40% до 80% выручки по сравнению с показателями 2019 года, также около 40% предпринимателей лишились своего бизнеса, «но не обязательно эти рестораны закрылись, некоторые просто поменяли владельцев», пояснил вице-президент Федерации рестораторов и отельеров России Сергей Миронов.

В целом малый и средний бизнес из-за пандемии выбрал два сценария развития событий: одни снизили расходы для сохранения компаний в непростой период, а другие растут, чтобы снизить издержки за счет увеличения объема, сказал ТАСС депутат горсовета Набережных Челнов от Партии роста, руководитель компаний «Рави» и «Далини» Руслан Нигматулин. По его словам, инвестиции направлены, в основном, на получение конкурентного преимущества, но «получится это или нет — будет зависеть от дальнейшего роста или падения экономики».

Эффективная господдержка

Малый и средний бизнес из наиболее пострадавших отраслей получил несколько видов государственной поддержки.

«Самой популярной мерой стала отсрочка по всем видам налогов, за исключением НДС. На втором месте идет кредитование под 2% на возобновление деятельности, на третьем — продление сроков уплаты страховых взносов», — сказала ТАСС директор Института экономики роста им.

Столыпина, руководитель экспертного центра при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович, приводя данные проведенного в ноябре опроса почти 6 тыс. предпринимателей со всей России.

При этом, как показало исследование, более 45% респондентов не смогли воспользоваться никакими мерами поддержки.

Глава бизнес-объединения «Опора России» Александр Калинин в топе лучших мер назвал снижение ставки страховых взносов с 30% до 15%, безвозмездные субсидии за апрель и май в размере 12 130 рублей в месяц при сохранении не менее 90% работников, субсидии для бизнеса на средства индивидуальной защиты и так далее. По его мнению, сегодня рано говорить о снижении уровня поддержки субъектов МСП, более того, «меры поддержки необходимо продлевать до тех пор, пока не будет стабилизирована ситуация в экономике».

Член генерального совета «Деловой России» Алексей Мостовщиков считает, что «необходимо расширить количество видов деятельности при получении мер поддержки, так как многие отрасли пострадали и остались без льгот». На его взгляд, самыми востребованными для бизнеса в пандемию стали кредиты на выплату зарплат и налоговые льготы.

Заместитель председателя Партии роста и собственник торговой марки «Млесна» Сергей Демин также считает, что «налоговые льготы однозначно помогли предпринимателям».

Кроме того, «было своевременным снижение наполовину страховых взносов, хорошим решением стали льготные кредиты со списанием задолженности при сохранении штата».

Он предлагает продлевать эти меры «до тех пор, пока не будет твердого положительного тренда» выхода из кризисной ситуации.

«Другой вопрос, мы не раз уже говорили, что распределение поддержки по ОКВЭДам — подход не самый удачный. Есть смежные производства, поставщики, которые по сфере деятельности в списки пострадавших не попали и остались без помощи. Разумнее было оценивать степень сокращения выручки компании по бухгалтерской отчетности, и на основании этих данных предоставлять поддержку», — предложил Демин.

Ожидания от нового года

Настроения бизнеса сейчас во многом позитивны, полагает первый вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин. «Во-первых, они связаны с потенциальным ослаблением пандемии — вакцинация, коллективный иммунитет. Во-вторых, с увеличением рынка товаров и особенно услуг за счет уменьшения турпотока за рубеж», — конкретизировал он.

Предприниматель Сергей Демин уверен, что «любой, кто решил заниматься собственным делом по натуре оптимист». «Пессимистам просто не справиться с теми задачами, которые мы ставим ежедневно перед собой. Сейчас просто некогда опускать руки, — аргументировал он.

— Я знаю много удачных примеров, когда мои коллеги в режиме онлайн переформатировали бизнес, проработали новые каналы сбыта и смогли сохранить и коллектив и выплачивать зарплату.

Думаю, что в 2021 году они найдут для себя новые ориентиры и возможности для развития».

В «Деловой России» не разделяют мнения коллег. «Во-первых, пандемия никуда не делась, во-вторых, порядка 100 тыс. предпринимателей приостановили свою деятельность.

Важно понимать, что все люди, которые были заняты в этой сфере столкнулись с потерей работы или снижением своих доходов, что тоже осложняет восстановление отраслей, которые связаны с покупательской способностью граждан. Пока, в целом, ожидания пессимистичные.

Надеяться на быстрое восстановление не приходится», — отметил член генсовета организации Алексей Мостовщиков.

Нейтралитета в оценке настроений предпринимателей на пороге 2021 года придерживаются в Торгово-промышленной палате. «В целом ожидания малого и среднего бизнеса от 2021 года понятны и естественны.

Это надежда, что прививки помогут придушить заразу и можно будет нормально работать.

Бизнес при этом, конечно, надеется, что в случае необходимости сможет снова рассчитывать на некоторые временные послабления, например, в налоговом плане, чтобы можно было собраться с силами и перейти от выживания к развитию», — сказал глава ТПП Сергей Катырин.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *