Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

Глава Казначейства России Роман Артюхин в кулуарах Гайдаровского форума рассказал ТАСС о том, каких успехов в механизме казначейского сопровождения удалось добиться, каковы перспективы по расширению централизованного бухгалтерского учета и зачем нужен единый казначейский счет.

— Роман Евгеньевич, как вы оцениваете механизм казначейского сопровождения? Удалось ли достичь эффектов, на которые изначально рассчитывали?

На эту тему

Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

— Мы создали инструмент казначейского сопровождения, который не дает возможности отвлечь ресурсы на какие-либо иные цели, кроме тех, на которые они предоставлялись. В чем особенность казначейского сопровождения? В том, что открываются счета юридическим лицам — получателям средств.

Здесь мы, конечно, в некотором смысле вышли за традиционные рамки бюджетного процесса. К чему сейчас вся эта система пришла? Во-первых, мы фиксируем радикальное улучшение финансовой дисциплины. Потому что раньше мы видели только ту часть, которая касалась отношений между госзаказчиком и исполнителем.

Теперь видна вся цепочка, обеспечена прослеживаемость ресурсов в виде перечисляемых авансов по всей цепочке кооперации. Дальше остается юридический след. Потому что, чтобы перечислить средства, должен быть контракт не только госзаказчика с головным исполнителем, но и головного с исполнителем, и так далее.

Все акты выполненных работ по цепочке кооперации тоже видны. Во-вторых, мы также могли зафиксировать в том числе улучшение договорной дисциплины.

Кроме того, мы однозначно фиксируем улучшение расчетов по цепочке кооперации. Потому что головные исполнители, как правило, крупные организации, крупные компании.

Представим себе, что, если какие-то суммы авансов, миллиардные контракты поступали на их счета, они могли использоваться как оборотные активы. Теперь же, если поступил аванс головному исполнителю, он должен быстро его раздать всем остальным участникам кооперации.

Чтобы быстрее начинала работать вся цепочка создания стоимости и оказания конечного результата. И, таким образом, действительно, мы в качестве эффекта видим улучшение расчетов, исключение и отвлечение средств на иные цели.

Кроме того, и от самих госзаказчиков, и от головных исполнителей, и — что еще более важно — от исполнителей второго и третьего уровня кооперации мы получаем положительные отклики от механизма казначейского сопровождения.

У нас при казначейском сопровождении обслуживается 34 863 юридических лица, то есть 34 тыс. именно юрлиц, контрактов всех видов у нас 75 тыс. Сумма по всем видам этих контрактов — 3,5 трлн рублей. И представим себе, что раньше эти остатки были на счетах кредитных организаций.

Например, на 1 января у нас 587,9 млрд рублей на счетах казначейского сопровождения. Мы были бы рады и счастливы, чтобы на счетах казначейского сопровождения был ноль.

Что бы он означал? Он означал бы, что те ресурсы, которые существуют в виде авансов, быстро уходят в экономику, быстро осваиваются, быстро расходуются, и, собственно говоря, эти счета бы носили транзитный характер.

Благодаря казначейскому сопровождению у нас фактически появился новый принцип исполнения бюджета — предоставление средств под потребность.

Мы видим те обязательства, которые принимаются головным исполнителем — получателем субсидий, и мы стали давать и авансы, и субсидии под потребность.

То есть раз у него возникло обязательство, возникла потребность, в эту секунду порционно даются объемы этих субсидий и авансов.

К чему это привело? К тому, что процент исполнения бюджета стал ниже. Можем ли мы сделать 100% исполнения бюджета? Да, можем. Авансы раздать, субсидии все перечислить.

Но и бюджетам субъектов Российской Федерации, и получателям субсидий — юрлицам, и исполнителям по госконтрактам мы предоставляем средства в момент возникновения у них потребности в их использовании.

За время последнего трехлетнего периода сформировался серьезный инструмент бюджетной политики — предоставление средств под потребность. И в прошлом году мы зафиксировали небольшое сокращение дебиторской задолженности по расходам федерального бюджета.

Конечно, мы видим, что процент исполнения бюджета стал ниже, но это на самом деле говорит о качестве расходов. Они стали более качественные, они отражают именно результат, а не — как раньше — просто кассовое исполнение.

— Планирует ли Казначейство расширять введение централизованного бухгалтерского учета? Какие ведомства могут перейти на централизованный бухучет?

На эту тему

Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

— В прошлом году мы полностью перевели 12 федеральных органов исполнительной власти на так называемый централизованный бухгалтерский учет.

С 2020 года предполагается 22 дополнительных федеральных органа и еще два отдельных территориальных органа. Кто эти 22 органа? Это Федеральная служба статистики. Это органы, которые имеют подведомственную территориальную структуру.

Например, Федеральная служба госрегистрации кадастра и картографии — крупнейшая служба.

Я хочу сказать спасибо нашим коллегам-финансистам, это серьезная реформа в cистеме государственного управления, предполагающая собой действительно централизацию функций. Почему на базе Казначейства? Потому что мы профессиональные бухгалтеры. Кроме того, это может быть отражением общего подхода: единый бюджет, единая касса, единая бухгалтерия.

Отмечу, что численность Казначейства при этом не возрастает. Мы обеспечиваем централизацию бухучета за счет оптимизации внутренних ресурсов. Это в некотором смысле демонстрация эффективного государственного управления. О себе не принято так говорить, но это правда.

Новая функция без численности — как это? Это технологическая платформа, это ощутимые результаты проекта «Электронный бюджет», более масштабные проекты Минфина России и цифровая эпоха. По моей оценке, проект идет с огромным количеством преодолеваемых сложностей, но двигается успешно.

В проекте мы ставили себе срок, что 2021 год будет последним, завершающим этапом перевода по другим министерствам и ведомствам, и уже общие итоги мы будем подводить в 2022 году.

— В прошлом году Казначейство запустило электронные акты приемки в Единой информационной системе (ЕИС). Можете рассказать, как будет развиваться в дальнейшем этот процесс?

На эту тему

Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

— Это пилотный проект. Мы сделали сервис, договорились с некоторыми заказчиками, поставщиками, чтобы апробировать эту технологию, которая необходима как бизнесу, так и поставщикам.

Потому что в настоящее время в рамках 44-ФЗ контракт заключен, есть реестр контрактов, а затем госзаказчик предоставляет информацию о его исполнении. Вопрос: как исполняются контракты, выставляются ли акты, в какие сроки они подписываются — это все решается сейчас самим заказчиком.

И предпринимательское сообщество направляет нам предложения о том, что ситуация требует изменения.

Мы увидели большую заинтересованность из-за технологической возможности. Но прежде, чем реализовывать этот сервис, нужно убедиться в возможностях системы, поскольку многократно увеличится транзакционная нагрузка на сервер, на сеть и на саму Единую информационную систему.

Так, по состоянию на 16 января 2020 года в ЕИС обеспечено подписание обеими сторонами контракта 43 электронных актов. У нас есть отдельное поручение президента РФ о том, что соответствующие процедуры должны быть урегулированы нормативно.

Дальше мы ожидаем, что в 2020 году соответствующие изменения будут законодательно закреплены в 44-ФЗ и в переходных положениях будут определены сроки поступательной реализации. Очевидно, что на данном этапе это будет право поставщика и заказчика по подписанию электронных актов в ЕИС.

На следующих этапах, само собой, эволюционным образом бумажные акты выполненных работ должны исчезнуть.

— Когда вы ожидаете, что они исчезнут?

— Нужно смотреть на эту ситуацию эволюционно, потому что 2020 год — это год нормативного регулирования и пилотирования, 2021-й — год широкомасштабного внедрения.

А в 2022–2023 годах нужно уже получать конкретные результаты. А дальше, я уверен, что и сами заказчики, и сами поставщики будут уже требовать от нас, чтобы быстрее это все использовалось и внедрялось.

Рассчитываем, конечно же, и дальше на помощь предпринимательского сообщества.

— В конце года был принят федеральный закон, в рамках которого Казначейство России становится оператором системы казначейских платежей. Расскажите, пожалуйста, что это за система и в чем будут заключаться новые полномочия Казначейства?

На эту тему

Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

— Для всей казначейской системы — это, можно сказать, новый этап эволюции, новый этап развития, но вот это даже не передает ту масштабность изменений, которые предстоит сделать.

Сама система казначейских платежей предполагает, что действительно вся казначейская система превратится в большую транзакционную систему — такую «фабрику платежей», которая должна работать 24/7. За этим в дальнейшем будет стоять открытие единого казначейского счета.

Сейчас у нас есть единый счет федерального бюджета, единые счета бюджетов субъектов, а будет единый казначейский счет. Он прописан в законе, который объединит абсолютно все финансовые ресурсы всей бюджетной системы. Это единый казначейский счет, который аккумулирует всю ликвидность бюджетной системы.

То есть не только счет федерального бюджета, но и все балансовые счета. В настоящее время в Центральном банке открыт отдельный счет каждому субъекту РФ, каждому муниципалитету, а их у нас 24 тыс., в совокупности — 50 тыс. счетов в ЦБ. А будет в Центральном банке один счет открыт Казначейству.

Есть переходный период. Сначала мы сделаем 85 казначейских счетов, агрегируем их, но целевая модель — это один единый казначейский счет. А некоторые, может, будут иметь транзитный характер. Дальше все эти счета закрываются и открываются на балансе Казначейства России.

Баланс Казначейства станет аналогичен балансу, который существует у финансово-банковских учреждений, где в активе будет единый казначейский счет, в пассиве — все клиентские счета.

Очень важно, что теперь в Бюджетном кодексе есть норма о том, что на казначейских счетах отражаются денежные средства, это очень важно. Раньше у нас были лицевые, аналитические счета. Это фундаментальное правовое изменение.

И, как результат, мы увидим возможность быстрых расчетов, потому что количество опосредуемых счетов в платежной системе Банка России резко сократится.

И с 2022 года уже появится новый эффект. В кодексе прописаны полномочия об управлении не только, как сейчас, средствами единого счета федерального бюджета, но того самого единого казначейского счета бюджетной системы.

А ведь мы понимаем, что там не только федеральные средства, а средства субъектов, средства муниципалитетов, остатки в размере 587,9 млрд, которые я указывал, от казначейского сопровождения.

Читайте также:  В какой ИФНС можно зарегистрировать ООО в Москве?

И, если мы управляем единым казначейским счетом, получится, что в новой реальности мы будем обязаны начислять доходы от управления ликвидностью в федеральный бюджет, субъектам РФ, в порядке, установленном правительством Российской Федерации. Это нас должно привести к тому, что субъект РФ получит новый доходный источник от управления средствами единого казначейского счета.

— Известно, что Казначейство является активным участником финансового рынка. Расскажите, в прошлом году каких результатов удалось добиться и какие планы у вас на будущее? Планируете ли вы расширять линейку финансовых инструментов?

На эту тему

Как ошибались заказчики в 2022 году: обзор Казначейства

— Отмечу, что у нас общая сумма доходов на 1 января 2020 года составила 181,4 млрд рублей — небывалая сумма доходов. Из них 123 млрд рублей от размещения средств федерального бюджета на банковские депозиты — огромная сумма.

От сделок РЕПО — 29,4 млрд рублей, по валютному свопу — 2,03 млрд рублей, по депозитам с центральным контрагентом — 9,7 млрд рублей. И у нас есть еще операции, связанные с дополнительными нефтегазовыми доходами. Это тот депозит, который мы размещаем в Центральном банке. Сумма составила в прошлом году 19,2 млрд рублей.

Всего — 181,4 млрд рублей, при этом план по доходам от управления ликвидности с учетом уточнения на 2019 год составлял 168 млрд рублей.

На текущий год у нас хорошие планы по расширению линейки финансовых инструментов. Мы и дальше продолжим использовать инструмент депозитов с центральным контрагентом. Рассчитываем, что будет расширяться набор инструментов, которые будет предоставлять центральный контрагент.

Планируем сделать операции РЕПО с еврооблигациями, сейчас они проводятся только с ОФЗ. Таким образом, мы, наверное, будем единственным казначейством в мире с таким широким набором инструментов управления активами. У нас действительно самый широкий набор рыночных инструментов, который выводит нас в категорию даже маркетмейкеров.

Потому что объем, который у нас в размещении на депозитах, превышает 3 трлн рублей.

Беседовала Анастасия Бойко

Новые правила казначейского сопровождения контрактов на 2022 год

3 Декабря 2021, 8:28

Правительство РФ утвердило правила базового и расширенного казначейского сопровождения государственных и муниципальных контрактов. Новые правила нужно применять с 1 января 2022 года.

Базовое казначейское сопровождение

Казначейство будет сопровождать бюджетные средства, которые выделили для оплаты:

  • государственных контрактов;
  • муниципальных контрактов;
  • контрактов и договоров, которые заключили для исполнения и за счет государственных или муниципальных контрактов;
  • соглашений о предоставлении субсидий и бюджетных инвестиций.

К условиям контрактов и договоров, которые подпадают под казначейское сопровождение, предъявляют дополнительные требования. Нужно прописать обязанность участников казначейского сопровождения открыть в Федеральном казначействе лицевые счета (п. 2 ст. 242.23 БК). Как и прежде, не подлежат казначейскому сопровождению средства по контрактам с исполнителями – казенными учреждениями.

Правила базового казначейского сопровождения также применяют к:

  • концессионным соглашениям, соглашениям о государственно-частном партнерстве или муниципально-частном партнерстве,
  • контрактам и договорам, которые финансируют за счет соглашений о концессии или партнерстве, если в правовом акте предусмотрели норму о казначейском сопровождении средств таких соглашений;
  • обособленным или структурным подразделениям участников казначейского сопровождения.

Расширенное казначейское сопровождение

Расширенное сопровождение бюджетных средств проведет Федеральное казначейство в случаях:

  • расчетов по госконтрактам с ценой 1 млрд руб. и более;
  • расчетов по договорам на сумму 1 млрд руб. и более, которые финансируются из средств федерального бюджета;
  • расходов по сделкам на строительство, реконструкцию, техническое перевооружение капитальных объектов или приобретение недвижимости с ценой более 600 тыс. руб., если такую сделку заключили для исполнения госконтрактов или договоров с ценой 1 млрд руб. и более;
  • расчетов по госконтрактам с едпоставщиком по пунктам 2, 24 и 25 части 1 статьи 93  Закона № 44-ФЗ и с НМЦК 1 млрд руб. и более, а также расчетов по сделкам на сумму более 600 тыс. руб., которые заключили для исполнения госконтрактов с едпоставщиком;
  • расчетов по государственным, муниципальным контрактам и договорам с источником финансирования из регионального или местного бюджета, если размер цены сделки определен в законе о бюджете субъекта или решении о местном бюджете;
  • средств, которые определит Правительство.

Постановление Правительства Российской Федерации от 24.11.2021 № 2024 «О правилах казначейского сопровождения»

Разбор новостей в СМИ на основе комментариев ЦБ и банка

27 декабря РБК со ссылкой на источники на платежном рынке предупредил о каком-то новом отчете банков с данными о переводах с карты на карту. Вроде бы ЦБ будет запрашивать у банков информацию обо всех транзакциях от физлица физлицу.

Все это похоже на тотальный контроль за переводами: с передачей персональных данных, проверкой назначения платежа и суммы по каждому зачислению.

Получается, что Банк России установит слежку за всеми переводами, а потом, возможно, и налоговая доберется до каждого, кто подрабатывает без оформления бизнеса.

Инфоповод быстро растиражировали другие СМИ.

Но вот какова на самом деле ситуация с отчетами банков перед ЦБ. Это разбор с ми главных действующих лиц и опорой на действующие документы.

Со скидкой 25% по промокоду START. До 10 января Выбрать курс

Контроль за переводами осуществляется в рамках закона № 115-ФЗ — о противодействии отмыванию денег и терроризму. По этому закону банки обязаны сами выявлять подозрительные операции и передавать в Росфинмониторинг сведения, если платеж попадает под обязательный контроль. Такая обязанность есть не только у банков, но даже у бухгалтеров, юристов и риелторов.

Обычно этот контроль проходит незаметно для клиентов — автоматически или вручную. Он был и три года назад, и год назад. Меняются только правила и инструкции.

В сентябре 2021 года ЦБ подготовил очередную методичку для банков: какие операции нужно считать подозрительными и что делать с такими переводами. Она применяется уже несколько месяцев, даже если вы про это не знали.

Эти рекомендации ориентированы на выявление расчетов незаконных онлайн-казино, форекс-дилеров, организаторов финансовых пирамид и криптовалютных обменников.

С учетом этого документа банки должны были настроить системы мониторинга так, чтобы выявлять незаконные переводы с карты на карту, с абонентского номера на карту, через подставных лиц и с помощью электронных кошельков.

Ничего кардинально не изменится. Банки и дальше будут следить за операциями с учетом требований закона, как делают это уже много лет.

Пресс-служба Банка России в ответ на запрос Тинькофф Журнала сообщила, что тотальный контроль за переводами физлиц не вводится. Новых отчетов с данными о каждом переводе от банков не требуют. Вот что на самом деле будет делать Банк России с переводами в 2022 году:

  1. Консультировать банки насчет выявления нелегальных онлайн-казино и финансовых пирамид.
  2. Собирать обезличенные данные по переводам в тех банках, где выявлен высокий риск нелегальных операций.
  3. Запрашивать у этих банков обезличенные реестры переводов физлиц с подозрительными признаками — но без персональных данных.

Если у клиента есть счет, на который приходят деньги от деятельности онлайн-казино или большие объемы зачислений в рамках финансовой пирамиды, при этом с такого же устройства интернет-банком для вывода денег пользуются еще по 10 картам, у этих людей могут быть проблемы. Но они могли быть и в 2020 году, и в 2021.

Репетитора, сантехника, домашнего кондитера или блогера эти меры не коснутся. Это не значит, что можно сколько угодно вести бизнес без уплаты налогов. Налоговый инспектор может хитростью обнаружить такую деятельность даже через «Инстаграм». И банк тут будет вообще ни при чем. У налоговиков достаточно своих методов и систем контроля.

О специальном всеобщем контроле — с отчетами о каждом платеже независимо от суммы, частоты и назначения — речи не идет. Обычные клиенты банков вообще ничего не заметят. Контроль и так есть, он проходит в рамках давно действующего закона, зачастую вообще без участия владельца счета.

ЦБ в любом случае не занимается проверкой уплаты налогов и не следит, за что вы получили 1000 Р: это подруга вернула долг, бабушка перевела подарок на день рождения или клиент заплатил за стрижку.

В налоговую банки сообщают только об открытии и закрытии счета. А дальше — работа налоговиков.

Если будут подозрения в неуплате налогов с предпринимательской деятельности, ФНС может инициировать проверку и запросить в банке информацию о движениях по счету.

Независимо от политики ЦБ, методичек и критериев подозрительных операций. Это тоже не происходит автоматически: для проверки нужны основания и разрешение начальства.

  • А нарушение еще нужно доказать: денежные подарки от физлиц и возврат долга налогами не облагаются.
  • ФНС хотела получить автоматический контроль за переводами еще в 2018 году, но пока в этом плане никаких движений нет.
  • Если получаете периодические денежные переводы, пользуетесь деньгами для текущих платежей и не занимаетесь обналом, ничего делать не нужно.

Модернизация платформы: о чём говорит обзор по санкциям Казначейства США?

Казначейство США выпустило обзор своей политики санкций. В нём обозначены ключевые принципы повышения эффективности американских ограничительных мер.

Пересмотр политики санкций был заявлен ещё в начале президентского срока Джо Байдена. Новый обзор можно считать одним из результатов этой работы.

Вместе с тем в документе трудно найти признаки качественных изменений подхода американской администрации к санкциям. Скорее речь идёт о модернизации уже существующей платформы.

Примечательная часть обзора касается возможных препятствий для эффективного применения санкций США. К ним относятся в числе прочего усилия противников США по изменению глобальной финансовой архитектуры, снижение доли доллара в национальных расчётах как противников, так и некоторых союзников США.

В тексте предлагаются меры по модернизации политики санкций. Первая мера предполагает встраивание санкций в более широкий контекст внешней политики США. Санкции важны не сами по себе, а как часть более широкой палитры политических инструментов.

Вторая мера — усиление межведомственной координации в применении санкций. Здесь же повышение координации санкций США с действиями американских союзников. Третья мера — более точная калибровка санкций с целью избежать гуманитарного ущерба, а также ущерба для американского бизнеса.

Четвёртая мера — повышение исполнимости и ясности политики санкций. Здесь речь может идти как о правовой неопределённости некоторых указов и законов, так и об адекватном понимании санкционных программ со стороны бизнеса.

Наконец, пятое — совершенствование и развитие аппарата применения санкций на базе Казначейства, включая инвестиции в технологии, обучение сотрудников и инфраструктуру.

Для ключевых мишеней американских санкций обзор Казначейства США говорит о том, что никаких признаков послаблений не предвидится. В то же время от модернизации политики санкций США могут выиграть американский бизнес и его многочисленные зарубежные контрагенты. Правовая определённость может снизить избыточный комплаенс, а также помочь избежать связанных с ним потерь.

Читайте также:  Инструкция по подготовке договора цессии

Казначейство США выпустило обзор своей политики санкций. В нём обозначены ключевые принципы повышения эффективности американских ограничительных мер. Пересмотр политики санкций был заявлен ещё в начале президентского срока Джо Байдена.

Новый обзор можно считать одним из результатов этой работы.

Вместе с тем в документе трудно найти признаки качественных изменений подхода американской администрации к санкциям. Скорее речь идёт о модернизации уже существующей платформы.

Под санкциями понимаются экономические и финансовые ограничения, которые дают возможность нанести ущерб противникам США, предотвратить или затруднить их действия, послать им чёткий политический сигнал. В тексте воспроизводится привычное «поведенческое» понимание санкций.

Они рассматриваются как средство влияния на поведение зарубежных игроков, действия которых угрожают безопасности или противоречат национальным интересам США. В обзоре также определяется институциональная структура политики санкций.

Согласно документу, в неё входят Казначейство, Госдепартамент, а также Совет национальной безопасности.

Казначейство играет роль ведущего исполнителя политики санкций, а Госдепартамент и СНБ определяют политическое направление их применения, при том, что за самим Госдепом также закреплено исполнение ряда санкционных программ. В этом ряду присутствует также и Министерство юстиции, которое использует принудительные меры в отношении нарушителей режима санкций США.

Интересно, что в ряду институтов не упоминается Министерство торговли. Обзор посвящён лишь отдельному сегменту политики санкций, который исполняется Казначейством. Однако именно Казначейство стоит сегодня на острие применения ограничительных мер.

Значительная часть исполнительных указов президента США и законов о санкциях подразумевает блокирующие финансовые санкции в виде заморозки активов и запрета на транзакции с отдельными лицами и организациями.

Указы и законы закрепляют применение таких мер за Казначейством во взаимодействии с Госдепартаментом и Генеральным прокурором. Поэтому упомянутая в обзоре институциональная связка отражает дух и букву значительного массива нормативных правовых актов США по санкциям.

Министерство торговли и входящее в его структуру Бюро промышленности и безопасности отвечают за иной сегмент политики санкций, что не умаляет его значимости. Экспортный контроль способен доставить немало неприятностей отдельным странам и компаниям.

Другая примечательная часть обзора касается возможных препятствий для эффективного применения санкций США. К ним относятся в числе прочего усилия противников США по изменению глобальной финансовой архитектуры, снижение доли доллара в национальных расчётах как противников, так и некоторых союзников США.

Действительно, такие крупные державы, как Россия и Китай, всерьёз задумались о рисках, которые несёт вовлеченность в глобальную американоцентричную финансовую систему.

Курс на суверенизацию национальных финансовых систем и расчётов с зарубежными странами во многом оправдывается риском санкций.

Россия, например, ведёт энергичную политику по развитию Национальной платёжной системы, а также Системы передачи финансовых сообщений. Осторожно, но последовательно идёт политика снижения доли доллара во внешних расчётах.

Китай, обладающий гораздо большим экономическим потенциалом, выстраивает системы «внутренней и внешней циркуляции».

Даже Европейский союз взялся за повышение роли евро с учётом риска вторичных санкций «третьих стран», под которыми между строк зачастую понимаются США.

Цифровые валюты и новые технологии расчётов тоже представляют угрозу эффективности санкций. Причём здесь игроками могут быть как крупные державы, так и множество других государств и негосударственных структур.

Интересно, что цифровые валюты на определённом этапе могут стать общим вызовом для США, России, КНР, ЕС и ряда других стран. Ведь их можно использовать не только для обхода санкций, но и, например, для финансирования терроризма или отмывания денег.

Впрочем, о подобных общих интересах в обзоре не говорится.

Зато в тексте предлагаются меры по модернизации политики санкций. Первая мера предполагает встраивание санкций в более широкий контекст внешней политики США. Санкции важны не сами по себе, а как часть более широкой палитры политических инструментов.

Вторая мера — усиление межведомственной координации в применении санкций. Здесь же повышение координации санкций США с действиями американских союзников. Третья мера — более точная калибровка санкций с целью избежать гуманитарного ущерба, а также ущерба для американского бизнеса.

Четвёртая мера — повышение исполнимости и ясности политики санкций. Здесь речь может идти как о правовой неопределённости некоторых указов и законов, так и об адекватном понимании санкционных программ со стороны бизнеса.

Наконец, пятое — совершенствование и развитие аппарата применения санкций на базе Казначейства, включая инвестиции в технологии, обучение сотрудников и инфраструктуру.

Все эти меры трудно назвать новыми. Эксперты давно рекомендовали применять санкции в сочетании с иными инструментами, а также совершенствовать межведомственную координацию. Вопрос о координации санкций с союзниками обострился из-за ряда односторонних шагов администрации Дональда Трампа, включая выход из иранской ядерной сделки или санкции в отношении «Северного потока-2».

Однако сама важность такой координации под сомнение в прошлом не ставилась и даже отражалась в американском законодательстве (Иран). Потребность в более ясном понимании политики санкций также назревала уже давно. Её актуальность иллюстрируется в том числе большим числом непреднамеренных нарушений режима санкций США со стороны американского и зарубежного бизнеса.

Актуальна и проблема избыточного комплаенса, когда компании отказываются от сделок даже тогда, когда они разрешены. Причина — страх возможных принудительных мер со стороны властей США. Наконец, совершенствование аппарата применения санкций тоже является давней темой.

В частности, расширение ресурсов администрации в деле применения санкций рекомендовала Счётная палата США в отчёте 2019 года.

Для ключевых мишеней американских санкций обзор Казначейства США говорит о том, что никаких признаков послаблений не предвидится. В то же время от модернизации политики санкций США могут выиграть американский бизнес и его многочисленные зарубежные контрагенты. Правовая определённость может снизить избыточный комплаенс, а также помочь избежать связанных с ним потерь.

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Скрытым останется только тайное

Белый дом намерен расширить контроль над государственными инвестициями, распространив казначейское сопровождение с 2022 года на все значимые капвложения государства на всех уровнях. Поправки к Бюджетному кодексу об этом правительство одобрило и внесло в Госдуму.

Предполагается, что казначейское сопровождение, при котором прозрачными становятся все операции с госденьгами, в том числе регионов и муниципалитетов, позволит в перспективе в автоматическом режиме блокировать «неуставные» операции.

Вне казначейского контроля, впрочем, останутся безрисковые госинвестиции и операции, составляющие гостайну.

Правительство внесло в Госдуму поправки к Бюджетному кодексу, регламентирующие применение механизма казначейского сопровождения. Напомним, этот инструмент позволяет контролировать целевое использование бюджетных средств за счет их выделения под конкретные потребности в момент, когда они необходимы для оплаты обязательств.

Речь идет об отражении на казначейских счетах всех операций с бюджетными средствами, которые получены юрлицами и ИП в виде субсидий, и бюджетных инвестиций, а также средствами, направленными на исполнение госконтрактов,— де-факто речь идет о контроле над расходованием бюджетных систем всех уровней на крупные государственные капвложения. Оценки объемов инвестиций этой группы расходятся: так, около половины федерального госзаказа приходится на стройки, что позволяет оценить капвложения в 4 трлн руб. Росстат по своей методике оценивает объем инвестиций из федерального бюджета в 1 трлн руб., столько же приходится на региональные и местные бюджеты.

Суммарно речь может идти о сопровождении нескольких триллионов рублей расходов в год.

С 2016 года казначейское сопровождение работает в соответствии с ежегодно принимаемым законом о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год, где перечисляются случаи казначейского сопровождения,— при этом правила, по которым работает казначейское сопровождение и какие средства нужно контролировать, определяются законом о бюджете.

Читайте также:  Может ли гражданин украины зарегистрировать ип, имея разрешение на временное проживание?

Сейчас к ним относятся в том числе госконтракты — стоимостью свыше 100 млн руб., контракты с единственным поставщиком по решению президента или правительства и по гособоронзаказу — свыше 600 тыс. руб.

, а также взносы в уставные капиталы юрлиц и их «дочек», а также субсидии и бюджетные инвестиции юрлицам (в частности, в рамках соглашений о государственно-частном партнерстве).

Проектом предлагается предусмотреть правовые основы казначейского сопровождения непосредственно в Бюджетном кодексе, закрепив там такое понятие, как «проведение операций с денежными средствами юрлиц, физлиц и ИП после подтверждения на соответствие условиям и целям, установленным при предоставлении средств». Перенос понятия на уровень БК позволит более широко использовать механизм, распространив его в том числе на регионы и на муниципалитеты.

Периметр казначейского сопровождения в новой конструкции будет определяться как законом о федеральном бюджете, так и законами о бюджетах регионов и муниципальными актами о местных бюджетах.

При этом в Бюджетном кодексе будут предусмотрены ограничения для казначейского сопровождения: в частности, механизм не распространится на закупки, которые не несут рисков (например, с банковским сопровождением, закупки услуг, на которые установлены тарифы) или составляют гостайну (закупки ФСО, управделами президента по обеспечению деятельности президента, правительства и аппарата).

Согласно проекту, участники казначейского сопровождения будут обязаны вести раздельный учет результатов финансово-хозяйственной деятельности. Такая норма обеспечит прозрачность расходов по отдельным обязательствам за счет прямого доступа ФК к их казначейским счетам.

При этом по решению правительства может быть предусмотрено расширенное казначейское сопровождение: в таком случае казначейство будет дополнительно проверять расходные декларации о структуре цены госконтракта, факты поставки товара и проверку исполнения обязательств.

Предполагается, что в таком виде механизм обеспечит баланс интересов государства как собственника средств и рассчитывающего на эффективность расходов и исполнителей госконтрактов, ожидающих своевременной оплаты.

Впрочем, проектируемые поправки ограничат избыточное авансирование контрактов.

Для этого в проекте появится понятие казначейского обеспечения обязательств — речь идет о перечислении участникам казначейского сопровождения бюджетных средств в пределах суммы, необходимой для оплаты указанных обязательств на отдельном этапе исполнения соглашения или контракта.

Авторы указывают, что казначейское обеспечение обязательств является эволюцией механизма предоставления средств из бюджетов бюджетной системы под «фактическую потребность». Предполагается, что суммы авансирования будут закономерно снижаться, и это позволит минимизировать образование дебиторской задолженности по расходам федерального бюджета.

Как пояснили “Ъ” в Минфине, случаи применения казначейского обеспечения будут также предусмотрены в законе о федеральном бюджете.

Параллельно Минфин для недопущения финансовых нарушений для участников казначейского сопровождения запускает бюджетный мониторинг, предусматривающий их идентификацию при открытии казначейского счета и последующий контроль за операциями участников.

Система будет предупреждать о рисках и в случае нарушений приостанавливать операции.

Механизм, по сути, является аналогом финансового мониторинга и предполагает меры по противодействию легализации доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространения оружия массового уничтожения.

Для предотвращения нарушений проект предусматривает обмен недоступной до сих пор информацией между казначейством и органами контроля — ФНС, ФТС, ФАС, Росфинмониторингом, случаи и порядок обмена выносятся на уровень акта правительства.

Глава Федерального казначейства Роман Артюхин подтвердил “Ъ”, что казначейское сопровождение будет сфокусировано на бюджетных инвестициях (независимо от их формы — идет ли речь о госконтрактах, трансфертах или субсидировании).

«При этом погружение норм о сопровождении в Бюджетный кодекс позволит применять этот инструмент при исполнении бюджетов всех уровней, а не только федерального: сейчас в этом вопросе существует правовая неопределенность, связанная с тем, что исполнение региональных и муниципальных бюджетов описывается региональными и местными законами, а для возможности открытия казначейских счетов юрлицам нужен федеральный закон»,— говорит чиновник. По его словам, норма о «финансировании по потребности» предполагает возможность ограничения бесконтрольного авансирования госконтрактов. Аванс перечисляется ровно в той сумме потребности, которая необходима для оплаты работ по всей цепочке кооперации. Норма о бюджетном мониторинге, по словам господина Артюхина, де-факто перенесена в проект из профильного 115-ФЗ («О противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма»). Это связано с расширением его норм на расчеты через казначейские счета в системе казначейских платежей и предполагает расширение «квазибанковских» функций ФК. Де-факто ведомство получит в этой сфере те же полномочия, что и банки, включая возможности приостановки операций при наличии для этого достаточных оснований.

Отметим, что пока процедуры КС сохранятся в бумажной форме — электронное актирование этапов исполнения госконтрактов входит в «оптимизационный» пакет поправок к закону о госзакупках, одобренный вчера правительством, но еще не рассмотренный Госдумой, а у юрлиц—получателей бюджетных средств обязанности по цифровизации своих трансакций отсутствуют вовсе. Однако можно предполагать, что за развитием законодательства последует и замыкание бюджетного «цифрового периметра», в том числе и при казначейском сопровождении. В казначействе это предположение подтвердили.

Диана Галиева, Олег Сапожков

Электронная подпись в 2022 году: важные изменения. Что делать и куда идти, чтобы не ошибиться

1 января 2022 года вступают в силу изменения в закон об электронной подписи, меняющие правила её получения и использования. Изменений много, но внедряться они будут постепенно.

Полностью все обновлённые положения закона 63-ФЗ «Об электронной подписи» вступят в силу 1 января 2023 года. До этого нас ждёт переходный этап, когда будут действовать новые и частично старые нормы получения и использования электронной.

  • Чтобы не путаться, кому и куда идти за новой подписью, мы подготовили сводную таблицу и ответы на часто задаваемые вопросы.
  • Где получать электронную подпись компаниям и ИП?
  • С 1 января 2022 года за новой электронной подписью вы можете обратиться только в следующие организации:
  • — ФНС и её доверенные лица – для ИП и руководителей юрлиц.
  • — Банк России – для руководителей кредитных организаций.
  • — Федеральное казначейство – для руководителей бюджетных организаций.
  • — Коммерческий удостоверяющий центр (УЦ) – для ваших сотрудников и для граждан (физических лиц).
  • ИП и руководители юрлиц также могут обратиться в компанию Такском и воспользоваться услугой онлайн-подачи заявки на электронную подпись с проверкой данных в ФНС.
  • Каким сертификатом подписывает документ сотрудник организации?

В течение 2022 года сотрудники используют электронную подпись с реквизитами юридического лица, как раньше. Но с 1 января 2023 года становится обязательным использование машиночитаемой доверенности* в сочетании с электронной подписью физического лица. Однако для сдачи отчётности в налоговую уже внедрены доверенности по формату ФНС.

Как выдать сотруднику машиночитаемую доверенность?

Пока никак. Форматы доверенности и классификатор полномочий находятся в разработке и ожидаются к 1 марта 2022 года. После публикации форматов и до 1 января 2023 года вам нужно будет успеть переключить сотрудников на новый формат работы с электронной подписью.

  1. Куда обратиться сотруднику для получения электронной подписи?
  2. С 2022 года сотрудники обращаются в коммерческие УЦ, аккредитованные по новым правилам.
  3. Есть два варианта оформления ЭП и работы с ней сотрудниками в 2022 году.
  4. Вариант 1. 

Сотрудник в коммерческом УЦ получает сертификат юридического лица, представляя доверенность от работодателя в бумажном виде. В таком сертификате указывается не только ФИО и ИНН сотрудника, но и реквизиты организации-работодателя (юрлица).

  • Для работы с такой ЭП сотрудник представляет в систему, с которой он работает, например, на электронную торговую площадку, подтверждающий его полномочия документ – скан-копию доверенности от работодателя.
  • Использование данного варианта допустимо до конца 2022 года.
  • Вариант 2. 

Сотрудник в коммерческом УЦ получает сертификат физического лица, представляя только свой паспорт. То есть, такая ЭП является его личной.

Для работы с такой ЭП сотрудник получает у работодателя электронную машиночитаемую доверенность (МЧД), заверенную ЭП руководителя организации.

МЧД позволит сотруднику использовать личную ЭП в работе по вверенному ему направлению, например, сдавать отчётность в ФНС, ФСС Росстат, участвовать в ЭДО с контрагентами и т. д.

Изменения в заказе онлайн-программы для сдачи отчётности в 2022 году

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *