Заказчикам придется отчитываться за итоги судов

Подотчет — это денежные средства, которые организация выдает своим сотрудникам для оплаты товаров, работ, услуг, иных расходов в интересах компании. Порядок выдачи денег в подотчет регулируется пунктом 6.3 Указания ЦБ РФ 3210-У от 11.03.14. Деньги под отчет выдаются либо по заявлению работника, либо по распоряжению руководителя компании. В документе-основании указывают:

  • ФИО и должность сотрудника;
  • цель выдачи;
  • сумма;
  • на какой срок выдаются деньги подотчетному лицу.

Образец приказа

Заказчикам придется отчитываться за итоги судов

Образец заявления

Заказчикам придется отчитываться за итоги судов

Деньги выдают наличными либо перечисляют на банковскую карточку работника.

Сроки отчета по подотчетным суммам

По истечении периода, на который были получены денежные средства, сотрудник должен:

  • либо в течение трех дней представить в бухгалтерию предприятия авансовый отчет;
  • либо вернуть неизрасходованные суммы.

Если сотрудник в день, когда наступил срок возврата подотчетных сумм, отсутствует на рабочем месте, он должен отчитаться после возвращения на работу тоже в течение трех дней.

К авансовому отчету (его форму можно разработать и утвердить самостоятельно или использовать унифицированную № АО-1, утвержденную Госкомстатом) необходимо приложить подтверждающие расходы документы. Срок давности чеков для авансового отчета законодательством не установлен.

До внесения изменения в Указание 3210-У в августе 2017 года выдача нового подотчета допускалась только при полном погашении задолженности по ранее полученным суммам.

Это приводило к тому, что в случае невозможности представления отчета (например, человек был в командировке) работнику приходилось тратить личные средства, с последующим возмещением.

19 августа 2017 года Указанием 4416-У данное требование было аннулировано.

Разрешение споров

Нередки ситуации, когда подотчетное лицо не отчиталось в срок и не не вернуло полученные деньги вовремя.

В этой ситуации у компании есть один месяц после истечения даты возврата на удержание невозвращенного подотчетного аванса.

Для этого необходимо издать распоряжение руководителя об удержании выданных средств из заработной платы, ознакомить с ним подотчетника и получить от него согласие на удержание в письменном виде.

Если работник не согласен с удержанием, то компании придется взыскивать денежные средства через суд. Срок исковой давности по подотчетным суммам составляет три года с момента невозврата (ст. 196 ГК РФ). В течение этого времени у компании есть возможность подотчетные суммы, не возвращенные в срок, взыскать в судебном порядке.

Вс вернул мантию судье, отчитавшейся за командировку поддельными чеками

Заказчикам придется отчитываться за итоги судов пресс-служба Верховного суда РФ

пресс-служба Верховного суда РФ

Дисциплинарная коллегия Верховного суда РФ 17 декабря без преувеличения сенсационно отменила решение ККС Республики Саха (Якутия) о лишении мантии судьи Намского районного суда Елены Христофоровой.

Несмотря на то, что служитель Фемиды покаянно признала факт представления ею после командировки нескольких фиктивных чеков в бухгалтерию управления Суддепартамента, тройка судей не только простила ей это прегрешение, но и весьма показательно попеняла представителю региональной квалифколлегии на «топорные» методы ее работы.

Для начала коллегия ВС постановила приобщить к делу в качестве характеризующего материала справку о недавней выездной проверке Намского райсуда, из которой следовало, что серьезных нарушений за Христофоровой, в отличие от ее коллег, не числится.

– Я указана здесь лишь один раз, да и то по незначительному поводу, – спокойно заметила судья.

Из доклада по материалам дела, зачитанного судьей ВС Аллой Назаровой, следовало, что 50-летняя Христофорова, бывшая мировой судья, была назначена в Намский райсуд в 2011 году (общий стаж ее работы в судейской должности превышает 14 лет). 10 ноября 2017 года и. о.

председателя Верховного суда Республики Саха (Якутия) обратился в региональную ККС с просьбой проверить финансовые документы, представленные судьей для возмещения расходов на ее проживание в командировке в селе Бердигестях Горного улуса, которое отстоит от Якутска примерно на 185 километров. Поводом для обращения стал доклад и. о.

председателя Намского райсуда замначальника республиканского управления Суддепа по вопросам противодействия коррупции.

25 июля 2018 года квалифколлегией была образована комиссия, которая, проверив обоснованность возмещения командировочных расходов секретарю судебного заседания и помощнику судьи, выезжавшим в Бердигестях вместе с Христофоровой, установила, что приложенные ими к авансовому отчету счета и квитанции из гостиницы «являются недостоверными», то есть «подложными».

В ходе проверки сама судья и ее коллеги по командировке подтвердили: фактически в отеле они не проживали. В частности, Христофорова арендовала у местной жительницы просторную двухкомнатную квартиру.

Между тем речь шла о более чем солидном сроке с 21 октября 2016 года по 17 января 2017 года. Затем судья представила в бухгалтерию завизированные ею авансовые отчеты на сумму 51 200 и 90 900 руб., а заодно и квитанции, выданные якобы отелем, принадлежащим ИП Андросов.

А именно: от 22 ноября 2016 года на сумму 48 000 и от 17 января 2017 года на сумму 84 000 руб.

На квалифколлегии 24 октября 2018 года Христофорова продемонстрировала расписку от гражданки Тоскиной – хозяйки той самой «двушки» – о получении ею от судьи 132 000 руб. за проживание.

Данная расписка, однако, была датирована 21 сентября 2018 года, то есть написана она была не во время проживания служителя Фемиды в командировке, а уже в период проведения служебной проверки.

Довольно печальным для Христофоровой оказался и тот факт, что ИП Андросов, как выяснилось, вовсе не занимается гостиничным бизнесом, а работает в сфере полиграфии.

ККС пришла к выводу, что расписка от Тоскиной является «малоубедительной» и не опровергает наличие признаков дисциплинарного проступка («представление документов, не соответствующих действительности»). В итоге судью досрочно лишили мантии и пятого квалифкласса. Она обжаловала это решение в ВС РФ, посчитав его принятым «на основании предположений» и несоразмерным характеру вмененного ей проступка.

Председательствующий Сергей Рудаков предложил высказать свою позицию самой Христофоровой. Судья говорила достаточно спокойно и размеренно, хотя время от времени ей едва удавалось совладать с эмоциями.

Она назвала свои действия вынужденными, обосновав их, во-первых, принципиальным отсутствием в селе Бердигестях достойного помещения для временного проживания, а во-вторых –  невозможностью каким-то иным, в том числе и на 100 процентов законным образом, возместить расходы на жилье.

– Считаю, что выводы квалифколлегии сформированы под влиянием эмоций, – громко и твердо излагала свои аргументы Христофорова. –  При этом ее члены сознательно не задались главным вопросом: о наличии или отсутствии моего законного права на возмещение расходов по найму помещения в период служебной командировки! А право это у меня было – оно установлено статьями 167 и 168 Трудового кодекса!

Судья заметила, что даже ненадлежащее оформление отчетных документов не может свидетельствовать о незаконности получения возмещения от государства. Далее Христофорова сделала довольно болезненный «выпад» в сторону председателя Намского райсуда.

– Есть моменты, о которых молчать нельзя! – заявила она. – Попустительство со стороны председателя привело к тому, что летом 2017 года утонули три женщины, уехавшие в рабочее время, среди них – помощник председателя суда.

И не было никакой служебной проверки! Вообще все лето с четверга по воскресенье ездили на служебной машине на отдых… сам председатель постоянно ездит на рыбалку с теми, с кем, так сказать, нужно.

Я ему говорила в глаза! И в отместку он, будучи себялюбивым, затаил обиду и стал наговаривать на меня и судьям Верховного суда республики, и членам ККС!

Говоря же об основной претензии к ней, Христофорова уверяла, что произошло «банальное нарушение финансовой дисциплины», которое вполне можно было разрешить в рамках трудового спора. Но «заведомо зная проигрышный характер такого спора», работодатель – Суддепартамент – пошел «иным путем». Столь длительное, по ее мнению, дисциплинарное производство судья назвала необоснованным.

– Нет слов от подобного искаженного толкования норм закона! – вскричала она в какой-то момент. – Не законом они руководствовались, а одним желанием убрать меня. После заседания ККС и. о. председателя Верховного суда республики, проходя мимо меня, улыбался мне в лицо, будто одержал личную победу! А в заседании он меня и по имени-то не называл, местоимениями говорил – «она», «ее»…

Судье Рудакову в какой-то момент пришлось мягко прервать поток критики из уст Христофоровой в адрес начальства.

После чего тройка ВС в течение часа кропотливо разбиралась в нюансах найма жилья судьями, командированными в село Бердигестях (тамошний суд включен в состав Намского райсуда), и их последующих расчетов с государством.

В процессе диалога членов коллегии с Христофоровой стало понятно, что в упомянутом селе из двух официальных гостиниц ни одну нельзя назвать «приличной», тем более применительно к условиям якутской зимы.

– Это деревянные дома, между номерами – перегородки из фанеры, там буквально каждый шорох слышен! – сообщила судья.

– Как в «Двенадцати стульях», верно? – добродушно улыбнулся судья ВС Владимир Боровиков.

– Да, там автотрасса строится, в гостинице одни рабочие живут, мужчины, – вздохнула Христофорова.

– Выпивают они? – сочувственно поинтересовался Боровиков.

– Не без этого, – махнула рукой автор жалобы.

Потом выяснилось, что стоимость койко-дня в местных отелях и стоимость в снимаемой судьей квартире совпадали практически до рубля.

Но Рудаков неожиданно поставил вопрос ребром: по какой именно причине Христофорова отчиталась документами, добытыми подобным образом.

Судья парировала тем, что не раз звонила в бухгалтерию Суддепартамента, и там сказали, что «принимают исключительно квитанции» – договор с квартирной хозяйкой им «не подходит».

– Но кто вас надоумил к ИП Андросов обратиться? – наступал Рудаков.

– Ну… ребята наши его нашли и у него оформляли квитанции на самом деле, – вздохнула Христофорова. – Раньше в подобных ситуациях претензий не было, чеки принимали…

– Но как вы вообще оцениваете ситуацию – платили по расписке, а чеки представили якобы из гостиницы? – уверенно вступил в диалог Владимир Боровиков. – Нет ли, по-вашему, тут некого элемента подлога?

Читайте также:  Как оформить смену должности руководителя?

– Да, все-таки это неправильно, конечно, – понурила голову Христофорова. – В такие вот нас условия поставили…

– То есть, чтобы вам деньги отдали, вы вынуждены представить фиктивные документы? – насупил брови Боровиков.

– Я, знаете ли, по складу гуманитарий… всем этим финансовым деталям второстепенное значение всегда придавала, – растерянно выдавила судья. – Ну откуда я возьму им эти квитанции…

Когда слово дали представителю региональной ККС Михаилу Попову, тот поведал, что все установленные обстоятельства совершения судьей проступка «полностью доказаны».

– Необходимо осознать – что может быть позволено другому человеку, нельзя позволить судье! – строго сказал Попов. – Христофорова не могла не осознавать характера своих действий. Никто не лишал ее возможности представления фактических документов.

– А у квалифколлегии есть некие доказательства того, что она действительно платила эти 132 тысячи за жилье? – поинтересовался Рудаков.

  • – Нет… – неуверенно протянул Попов.
  • – А что не платила – есть?
  • – Таких документов… тоже не было предоставлено, – растерялся представитель квалифколлегии, а Рудаков в этот момент широко улыбнулся, глядя то на Боровикова, то на Назарову.
  • Далее было озвучено, что у ККС не было претензий к качеству работы Христофоровой, более того – ее охарактеризовали исключительно положительно.

– Скажите, а что вы вкладывали в сию фразу: «представленная расписка от гражданки Тоскиной является малоубедительной»? – внезапно задал свой, как оказалось, самый острый вопрос судья Боровиков, цитируя уже упоминавшуюся фразу из решения ККС по Христофоровой.

– И в чем дисциплинарный проступок? В том, что она вовсе не платила эти 132 тысячи или в том, что все-таки заплатила – и с помощью фиктивных документов назад заполучила? Если вы полагали, что расписка не имеет юридической, а тем более фактической силы, то почему не написали в решении – мол, она не соответствует действительности и не является подтверждением передачи истицей гражданке Тоскиной указанной суммы?! Вы не сделали твердого вывода!

– Ваша честь, да, возможно, тут есть момент эмоциональности, – неуверенно заметил Попов. – Расписка… я согласен, недостоверная. Неубедительная…

– Да не неубедительная, а малоубедительная! – Боровиков даже приподнялся со своего места. – То есть ваша позиция – Христофорова никому ничего не платила, а по фиктивным документам получила с государства 132 тысячи, так?

– Да, – коротко ответил Попов.

Боровиков поставил ему на вид то, что квалифколлегия не выслушала пояснения самой Тоскиной, а заодно заметил: пресловутая «малоубедительность» расписки могла бы смениться в этом случае на «большую убедительность».

– Вот и доказали бы, что расписка – фикция. Точка вами не поставлена, – повышал градус заседания Боровиков. – Вы ведь идете на прекращение полномочий, а человек 15 лет судьей проработал. Что же получается – рубануть топором, и все?! Вы взрослые люди, должны понимать ответственность! И вот один из главных фигурантов остался вами не услышан. Правильно ли это?! Ведь вы решаете людские судьбы…

Попов внятно ответить опять не смог, сославшись, в том числе, и на то, что Тоскиной «не было в республике».

– Но если судья все-таки понесла расходы… можно ли такой проступок признавать носящим исключительный характер? Она ведь свои деньги назад получила! Не стоило ли вести речь об иных видах взыскания? – Этот вопрос Боровикова уже носил характер риторического.

В последнем слове Христофорова отметила, что «каждый человек может споткнуться», и проникновенно попросила смягчить свою участь.

– У вас ведь более грамотный подход как у высшей судебной инстанции, – сказала она. – Полагаюсь полностью на вас…

Тройка судей совещалась около часа, и казалось, воздух в зале заседаний был пропитан лихо закрученной интригой. Затем Алла Назарова сообщила, что дисциплинарная коллегия отменяет решение республиканской ККС, удовлетворяя жалобу Христофоровой. Судья очевидным образом не скрывала своей радости и, выйдя из зала, тотчас принялась звонить родственникам и знакомым.

Вычеты НДС по «проблемным» контрагентам: читаем новые рекомендации Верховного суда

Начнем с проверок потенциальных контрагентов. Здесь судьи отметили, что ИФНС часто подменяет понятия.

Вместо того, чтобы установить факт проявления организацией осмотрительности при выборе контрагента, налоговики выявляют изъяны в эффективности и рациональности хозяйственных решений, принятых налогоплательщиком.

Именно так, по мнению высокого суда, следует квалифицировать претензии налоговых органов о том, что налогоплательщик при заключении сделки не запросил данные о складах, транспорте, сотрудниках контрагента, а ограничился лишь проверкой сведений по ЕГРЮЛ и сверкой паспортных данных руководителя.

Проверить контрагента на достоверность сведений в ЕГРЮЛ и признаки фирмы‑однодневки

Подобная подмена, по мнению ВС РФ, недопустима. Действительно, при выборе контрагента нужно оценить не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность партнера, а равно риск неисполнения обязательств.

Именно поэтому покупатель может проверить наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Однако глубина таких проверок, как отметила Судебная коллегия, зависит от конкретного договора.

Нельзя применять одинаковый подход при проверке контрагента для разовой незначительной сделки (например, закупка материально-производственных запасов) и при выборе стороны договора в крупном или длительном контракте.

Например, в случае приобретения дорогостоящего актива или при заключении долгосрочного контракта, предполагающего регулярные поставки, либо выполнение существенного объема работ.

На практике этот вывод ВС РФ означает следующее: если заключается некрупная сделка, достаточно убедиться в том, что контрагент зарегистрирован в установленном порядке, с ним можно связаться по указанному в ЕГРЮЛ адресу и от его имени действует уполномоченное лицо.

Получить свежую выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП с подписью ФНС Отправить заявку

Глубинные проверки, предполагающие анализ мощностей, которыми располагает контрагент, лицензий и разрешений, истории его взаимоотношений с другими контрагентами и т.д., требуются при совершении значимых (крупных или длительных) сделок.

Исключение — ситуация, когда условия планируемого к заключению договора значительно отклоняются от рыночного уровня, либо свои услуги предлагает контрагент, который не имеет опыта исполнения аналогичных сделок.

В этих случаях, по мнению ВС РФ, также следует провести глубинную проверку контрагента.

Отсутствие ресурсов у контрагента

Второй момент, разъяснения по которому дала Судебная коллегия, касается ситуации с фиктивными контрагентами, за которых всю работу выполняют другие лица.

Тут надо напомнить, что выполнение обязательств по сделке непосредственно стороной договора, либо тем, кому исполнение передано на основании отдельного соглашения, является одним из критериев, определяющим право на вычет и учет расходов (п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Это значит, что если установлен факт выполнения обязательств по сделке третьим лицом, не имеющим на это каких-либо правовых оснований, то ИФНС вправе «снять» с покупателя вычеты по НДС.

Определить вероятность выездной налоговой проверки и получить рекомендации по налоговой нагрузке

Как пояснили судьи, при применении этого положения нужно учитывать не столько наличие у контрагента материальных, финансовых и трудовых ресурсов для исполнения заключенного с покупателем договора, сколько тот факт, осуществляет ли контрагент какую-либо реальную деятельность. Ведь если налогоплательщик фактически ведет бизнес, то, даже не имея нужных ресурсов, он может официально — на основании соответствующих договоров — привлечь третьих лиц к исполнению принятых на себя обязательств.

Тогда как номинальный контрагент не оформляет таких договоров, поскольку существует исключительно «на бумаге» и нужен лишь для прикрытия. А сделка в действительности совершается иными лицами, которым обязательство по ее исполнению официально не передавалось и не могло передаваться.

Таким образом, и в этой части судьи несколько снизили планку требований к проверке контрагентов.

Теперь вовсе не обязательно отказываться от сделок с небольшими компаниями или ИП только лишь потому, что у них нет ресурсов, достаточных для исполнения сделок.

Главное — убедиться, что контрагент фактически осуществляет деятельность: заключает договоры, представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Узнать, сколько налогов заплатил контрагент и проверить его финансовое состояние можно в сервисе «Контур.Фокус» Подключиться к сервису

Неуплата налога продавцом

Наконец, третья часть разъяснений ВС РФ касается отказа в вычетах входного НДС из-за того, что продавец не перечислил сумму налога в бюджет. Здесь судьи вывели четкое правило: в подобной ситуации «снять» вычеты у покупателя, реально получившего товар (работу или услугу), можно только в том случае, если доказано, что он знал или должен был знать о недобросовестном поведении продавца.

То обстоятельство, что покупателю должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, подтверждается, в первую очередь, фактом их взаимозависимости или аффилированности (подробнее об этом см. «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП» и «Долги ООО: когда участникам общества придется лично заплатить за свою фирму»).

Проведите автоматическую сверку счетов‑фактур с контрагентами Подключиться к сервису

Если же указанная связь между сторонами сделки отсутствует, то во внимание должны приниматься результаты проверки контрагента, проведенной с учетом указанных выше рекомендаций ВС РФ. Другими словами, оценивается, насколько разумно и добросовестно действовал покупатель при заключении конкретного договора (с учетом регулярности и цены сделки, специфики товара и т.д.).

И мог ли он при такой проверке в принципе установить факты противоправного поведения продавца: номинальность (т. е. отсутствие реальной деятельности продавца, в связи с  чем договор будет фактически выполняться другим лицом), искажение отчетности, вывод денег по фиктивным документам или обналичивание, перевод средств в низконалоговые иностранные юрисдикции и проч.

Когда за перевод на карту могут взыскать налог и что изменится с 1 апреля

  • Взыскивается ли налог с денежных переводов, которые поступают на банковскую карту обычного гражданина, не ИП?
  • Как выяснилось, этот вопрос волнует многих, ведь перевод на карту — это весьма популярный способ получить деньги от родственника или знакомого быстро и без лишних хлопот.
  • Итак, что говорит закон по поводу контроля налоговой службы за денежными переводами граждан, и за какие из них действительно придется платить налог?
Читайте также:  Госдума планирует создать условия для более лёгкого старта бизнеса и его комфортного ведения

1. Как ФНС проверяет банковские счета граждан?

Полномочия налоговой службы по контролю за банковскими счетами определены в ст. 86 Налогового кодекса РФ. Сведения о том, какие вклады, платежные карты и прочие счета открыл или закрыл гражданин, банки сообщают органам налоговой службы.

С 1 апреля этого года в ФНС также будет передаваться информация об электронных кошельках, которые оформил на себя гражданин (Федеральный закон от 29.09.2019 г. № 325-ФЗ).

Однако налоговая служба не имеет прямого доступа к самим счетам — а значит, не может контролировать операции, которые по ним совершаются (в т.ч. и денежные поступления на карту).

Закон позволяет органам ФНС проверить конкретный счет гражданина лишь в одном случае — если в отношении него проводится официальная налоговая проверка (камеральная или выездная).

При этом банк предоставляет выписку о движении средств по счету лишь на основании решения, подписанного руководителем вышестоящей налоговой службы либо руководителем Федеральной налоговой службы России (или его заместителем).

Таким образом, гражданину придется отчитываться перед налоговой за поступления на свою банковскую карту только, если он вызвал обоснованные подозрения в уклонении от уплаты налогов и т.п.

Например, в ФНС поступило официальное заявление от управляющей организации, что в подведомственном ей доме нелегально сдается квартира в аренду. Это будет основанием для проведения проверки.

2. Какие поступления на карту облагаются налогом?

Как известно, закон обязывает граждан платить налог с доходов, которые они получили. И такими доходами могут признать зачисления на банковскую карту, если они несут экономическую выгоду для своего получателя и не подпадают под случаи освобождения от НДФЛ.

  1. В частности, к таким переводам относятся:
  2. — плата за имущество, которое продал гражданин (доход, превышающий налоговый вычет, облагается НДФЛ, если не истек предельный срок владения),
  3. — арендная плата за сдаваемое жилье,

— плата за выполненную работу или оказанные услуги (если заказчик не удержал налог) и т. д.

В качестве примера приведу решение суда, где с гражданина взыскали 2 млн рублей долга по НДФЛ по итогам проверки его банковской карты (Самарская область, Клявлинский р-й суд, дело № 2А-851/2016).

На нее зачислялись крупные суммы денег от различных организаций. Налоговая служба провела выездную проверку, запросила банковскую выписку о движении средств по карте, установила незадекларированные доходы и потребовала уплатить с них налог и пени.

Ответчик не смог предъявить документы, опровергающие доводы ФНС, и суд полностью удовлетворил требования службы.

3. Какие переводы на карту освобождены от налога?

Как разъясняет сама ФНС, не облагаются подоходным налогом денежные переводы на банковские карты граждан, если:

— деньги отправлены физическим лицом в качестве подарка (т. е. на безвозмездной основе) (п. 18.1 ст. 217 НК РФ),

— или перевод сделан от близкого родственника в рамках семейных отношений (Письмо ФНС от 27 июня 2018 № БС-3-11/4252@, Письмо Минфина России от 7 июня 2019 № 03-04-05/41947, п. 5 ст. 208 НК РФ).

Поэтому нет никаких оснований опасаться, что за получение денежного перевода от родственника или знакомого придется отчитываться перед налоговой и платить 13%.

Для большего успокоения можно указать в назначении платежа при переводе, что это подарок.

Подотчетные суммы: рекомендации налогового консультанта

Рассмотрим риски, когда деньги выдаются подотчет: дефекты авансовых отчетов и прилагаемых к ним документов. А также ситуацию, когда подотчетные суммы по разным причинам персонал не возвращает.

Когда подотчет могут признать доходом сотрудника

Можно взять сумму в подотчет и больше никогда о ней не думать. Этот способ в некоторых компаниях является одним из способов получения наличных. Но что дальше?

В целях налога на прибыль расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты на деятельность, направленную на получение дохода (п. 1 ст. 252 НК РФ).

Обоснованными принято считать те расходы, которые понесли именно в интересах развития и функционирования компании. Эти же расходы одновременно должны подтверждаться правильно оформленными документами.

Правильный документ содержит обязательные реквизиты: название и дату документа, наименование компании (ИП), суть сделки, величину натурального или денежного измерения хозяйственной операции, должность лица, совершившего операцию и ответственного за ее оформление, подпись. Дефекты документов могут стать основанием доначисления налога на прибыль, а также взносов и НДФЛ по сотруднику, который предоставил такие дефектные документы.

Приведем несколько примеров. В деле, которое дошло до Верховного суда (определение от 09.03.2016 № 302—КГ16—450), судьи признали правоту налоговой инспекции, которая признала полученный подотчет доходом сотрудника и доначислила НДФЛ.

Причина — сотрудник приложил к авансовому отчету документы, где не были указаны должность и ФИО лица, который подписал документ. В товарных чеках наименование товаров указано как «хозяйственные расходы» или «канцелярские расходы».

Отсутствовали даты составления документов, а также не заполнены графы «количество», «цена товара».

В деле от 23.05.2016 №Ф08—2743/2016 Арбитражный суд Северо—Кавказского округа указал, что отсутствие в документе тех или иных реквизитов автоматически ставит под сомнение факт совершения сделки, а значит — и документальное подтверждение расходов. Так как расходов в интересах компании не было, то в этом деле подотчетные суммы тоже признали доходом сотрудника.

Часто возникает вопрос с кассовыми чеками как с документами, подтверждающими расходы. Кассовый чек по общему правилу обязателен, но есть исключительные случаи, когда продавец товара или услуги не использует кассу правомерно.

Закон не обязывает покупателя устанавливать должен продавец использовать кассу и оформлять чеки или нет. Однако сотрудник должен знать: если ему не дают обычный чек, он имеет право потребовать товарный с обязательными реквизитами.

Это номер и дата товарного чека, наименование и ИНН продавца, наименование и количество товара, сумма оплаты, должность, ФИО, подпись лица, оформившего товарный чек. Это позволит признать расходы в налоговом учете (письмо Минфина от 16.08.

2017 № 03—01—15/52653).

Инспекторам ничего не мешает узнать, должен ли продавец применять кассовую технику. Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, сотрудник—покупатель не обязан знать должен ли продавец применять ККТ. С другой стороны, если при проверке выяснится, что продавец должен применять ККТ, но дает только товарный чек, то расходы снимут.

Минфин в письме от 22.01.2020 № 03—03—06/1/3300 разъясняет, что, если приложенные к авансовому отчету подтверждающие документы оформлены с нарушением законодательства РФ, расходы по такому авансовому отчету не учитываются для целей налога на прибыль организации, так как не имеют надлежащего документального подтверждения.

Предметом спора часто становятся транспортные документы. Для подтверждения транспортных расходов в командировке одного проездного билета недостаточно — еще нужны кассовые чеки. Исключение: оплата билетов в общественном транспорте.

В 2021 г. можно использовать электронные чеки в качестве подтверждения расходов. Например, если закупку оформляли через Интернет и продавец прислал электронный чек, его необходимо распечатать и представить вместе с авансовым отчетом. На это указывает Минфин в письме от 21.04.2017 № 03—01—15/24307.

Как снизить «подотчетные» риски

Рекомендация № 1. Поработайте с сотрудниками

Проведите разъяснительную работу с сотрудниками по получению, оформлению и предоставлению в бухгалтерскую службу документов, подтверждающих расходы по авансовому отчету.

Избегайте подтверждения расходов без кассовых чеков. Расходы по авансовому отчету, к которому приложены какие-либо документы, оформленные не с помощью онлайн-кассы, могут быть признаны документально неподтвержденными. Обращайте внимание на форму чеков.

Рекомендация № 2. Контролируйте сроки оформления подотчетных документов

Утвердите правила, по которым будете определять срок подотчета, и разработайте систему внутреннего контроля за их соблюдением.

По общим требованиям работник обязан отчитаться о подотчетных суммах в течение 3 рабочих дней с момента окончания срока выдачи подотчета. Срок подотчета определяет руководитель при его согласовании. Фактически, на сегодняшний день он может быть любым.

Обратите внимание: подотчетные суммы на командировку по сроку ограничены ее длительностью. После возвращения из командировки сотрудник обязан представить авансовый отчет с документами в течение 3 рабочих дней. Компания может установить и более короткий срок сдачи авансового отчета, например, 1 день. Однако увеличить его нельзя.

Если сотрудник не представит авансовый отчет или не вернет неизрасходованные подотчетные средства, то высока вероятность, что налоговая признает эти выплаты его доходом еще до истечения срока исковой давности (определение Верховного суда от 03.02.2020 № 310—ЭС19—28047).

Особенно часто невозвратом сумм, выданных подотчет, грешат руководители. Они действуют по принципу «я тут главный, что хочу, то и делаю». Если со дня, когда сотрудник должен был отчитаться по подотчетным суммам, пройдет более трех лет — срок исковой давности, компании придется исчислить НДФЛ и взносы.

Рекомендация № 3. Если сроки пропущены, оформите долг

Зависшие миллионы на счетах подотчета — дурной тон. Налоговый инспектор обязательно обратит на это внимание.

Если подотчетник не отчитался своевременно, подпишите с ним соглашение о возврате долга, чтобы избежать доначислений НДФЛ и взносов. Это действие прерывает срок исковой давности (ст. 203 НК РФ, п. 20 постановления Пленума ВАС от 29.09.

2015 № 43). С этого дня срок начинает отсчитываться заново. Данный шаг означает, что компания принимает меры и имеет все шансы вернуть деньги, не потраченные на указанные при получении подотчета цели.

В соглашении можно указать даты и суммы погашения.

Нужно понимать, что эти суммы должны быть в итоге возвращены компании, а не существовать только на бумаге. Бесконечное переподписание соглашения с указанием новых сроков однажды может быть признано злоупотреблением права.

Настанет час, когда все суммы засчитают в доход сотрудника со всеми вытекающими для компании последствиями.

С 1 января 2020 г. доначисленный в ходе проверки НДФЛ платит компания. Ранее НК РФ устанавливал правило, по которому такие суммы взыскивали с самого физлица. Теперь ситуация изменилась.

Доначисленный НДФЛ перестал быть проблемой физлица и стал проблемой компании. Работодатель вправе взыскать налог с сотрудника регрессом, сославшись на факт совершения работником противоправных действий. Однако это непростое дело.

Участниками историй с крупными суммами вряд ли будут рядовые менеджеры.

Примеры из жизни

Кейс № 1. При выездной проверке налоговый инспектор обнаружил, что руководитель компании получил в подотчет 30 млн руб., а главный бухгалтер — 9 млн руб.

Денежные средства выдавали наличными или перечисляли на карту. Авансовые отчеты фактически были пустыми и присутствовали частично.

Оправдание компании, что часть документов безвозвратно утеряли в огне котла, не устроило сначала налогового инспектора, а потом и судейский состав.

Итог: подотчетные средства признали доходом физлица из-за отсутствия документов, подтверждающих расходование денег на нужды и цели компании. Были доначислены приличные суммы: 5 млн рублей НДФЛ, 420 тыс. рублей страховых взносов, пени и штрафы.

Подробности можно посмотреть в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.10.2020 №А66—6506/2019.

Кейс № 2. Верховный суд 03.02.2020 рассмотрел дело № 310—ЭС19—28047, в котором подтвердил правомерность доначисления НДФЛ по невозвращенным подотчетным суммам.

Директор компании получил в подотчет в течение 3 лет больше 20 млн рублей в подотчет. Авансовые отчеты представил на сумму всего 350 тыс. рублей. В итоге все остальное проверяющие признали официальным доходом директора.

Суд указал, что при отсутствии доказательств, подтверждающих расходование подотчетных сумм, согласно ст. 210 НК РФ указанные денежные средства являются доходом подотчетного лица.

Они подлежат включению в налоговую базу по налогу на доходы физических лиц. Цена вопроса — 4,5 млн рублей в виде налога, пени, штрафа.

При этом инспекция не посчитала доход связанным с трудовой деятельностью, а то бы еще и взносы доначислила.

Резюмируем

Каждую ситуацию суд рассматривает с учетом конкретных обстоятельств. Чтобы подотчетные суммы у сотрудника не превратились в его доход, а компании не доначислили налог на прибыль, НДФЛ и взносы, необходимо соблюдать простые правила:

  • Компания должна принимать меры по возврату денег. До истечения срока исковой давности компания имеет шанс получить деньги, а значит, это не доход сотрудника.
  • Лучше изначально понимать цели выдачи денег в подотчет и устанавливать длительный срок, но в рамках разумного. Тогда до истечения этого срока признать суммы доходом сотрудника налоговой будет сложно.
  • Директорам важно научиться отличать подотчет от займа или дивидендов. Тогда и проблем будет меньше.
Читайте также:  Нужно ли сдавать декларацию, если прибыли нет?

В качестве универсальной рекомендации — совет от древнегреческих мудрецов: «Мера во всем».

Налоговый орган вызвал на комиссию по НДС из-за сомнительного контрагента: что делать?

При этом, главным образом, такой результат достигается посредством работы с налогоплательщиками в рамках проводимых налоговым органом комиссий (заседаний рабочей группы), деятельность которых направлена на побуждение налогоплательщика к самостоятельному уточнению налоговых обязательств. Более того на сегодняшний день вызов в налоговую на комиссию такого рода является по сути самой распространенной «формой налогового контроля», не регламентированной положениями НК РФ. Рассмотрим, что делать, если Вы получили «приглашение» на такую комиссию.

Далее в статье для удобства рассматриваемые вызовы в налоговый орган для побуждения налогоплательщика к самостоятельному уточнению налоговых обязательств названы нами обобщено — комиссиями по НДС.

Хотя на практике они сейчас называются налоговыми органами по-разному:

  • «заседание рабочей группы по добровольному уточнению налоговых обязательств»;
  • «рабочая группа по побуждению налогоплательщика к уточнению налоговых обязательств в связи с совершением налогоплательщиком операцией с контрагентами, имеющих признаки „схемных“, с контрагентами „среднего“ и „высокого“ уровня риска»;
  • «заседание комиссии по рассмотрению налоговой декларации по НДС за первый квартал … в связи с предположениями об участии налогоплательщика в схемах уклонения от налогообложения»
  • и т.п.
  • Следует отметить, что вызов на комиссию оформляется уведомлением, в котором, как правило, налоговый орган уже указывает тех контрагентов налогоплательщика, по которым у него имеются вопросы.
  • По результатам проведения комиссии налоговый орган, как правило, составляет протокол комиссии (рабочей группы), где инспекторы отражают информацию о том, в связи с чем была проведена комиссия, кто на ней присутствовал от налогового органа и от налогоплательщика, а также рекомендации по представлению уточненных налоговых деклараций по НДС и срок на такое представление (на практике, как правило, это срок в пределах двух недель с момента заседания комиссии).
  • Тем самым, по сути, такие налоговые комиссии на сегодняшний день уже представляют собой самостоятельную форму налогового контроля, при этом примечательно, что в НК РФ вообще не закреплен порядок проведения этой формы контроля.
  • Вместе с тем нормы статьи 31 НК РФ дают налоговому органу право вызывать в налоговые органы налогоплательщиков, плательщиков сборов или налоговых агентов для дачи пояснений в связи с уплатой (удержанием и перечислением) ими налогов и сборов, либо в связи с налоговой проверкой, а также в иных случаях, связанных с исполнением законодательства о налогах и сборах.
  • При этом зачастую вызов налогоплательщика на подобную комиссию является признаком того, что налоговый орган имеет достаточные сведения о налогоплательщике и его спорных операциях, которые позволяют налоговикам выйти с выездной налоговой проверкой (в том числе с тематической, когда налоговым органом проверяется лишь один какой-либо налог, как правило НДС, за определенный налоговый период) с целью доначисления налогов по операциям с проблемными контрагентами.

Между тем чаще всего компании вызывают в налоговые органы на рассматриваемую комиссию с целью добровольного уточнения своих налоговых обязательств по НДС за тот или иной налоговый период.

Это связано с тем, что инспекторы через информационную программу «АСК НДС-2» в цепочке контрагентов налогоплательщика (часто вплоть до седьмого звена цепочки) находят проблемные организации, которые не уплатили НДС (так называемые «разрывы по НДС»).

При этом налоговые органы в таких ситуациях ссылаются на статью 54.1 НК РФ.

Напомним, что в настоящее время налоговые органы в рамках проверок обоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды руководствуются положениями ст. 54.1 НК РФ, в которой закреплены пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

В частности, уменьшение налоговой базы (налога) недопустимо, если оно произошло в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения (п. 1 ст. 54.1 ГК РФ).

Налоговый орган может отказать налогоплательщику в праве на уменьшение налоговой базы (налога) в случае наличия сомнений в деловой цели такой сделки (п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Также в пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК содержится требование о том, что обязательство по сделке должно быть исполнено непосредственным контрагентом налогоплательщика и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Поэтому в случае, когда у налоговых органов есть информация о невозможности выполнения сделки контрагентами налогоплательщика из-за отсутствия у них соответствующих ресурсов (работников, техники, склада и т.п.), инспекторы пытаются доказать несоблюдение налогоплательщиком норм ст. 54.1  НК РФ и «снять» расходы и вычеты по неблагонадежным контрагентам.

При обнаружении сомнительных контрагентов инспекторы грозят налогоплательщикам проведением выездной налоговой проверки либо (реже) — передачей информации в правоохранительные органы, в случае отказа представить уточненные декларации по НДС.

  1. Следует помнить, что на рассматриваемую комиссию вправе явиться не только генеральный директор и главный бухгалтер налогоплательщика, но и представитель по доверенности (например, юрист).
  2. Можно дать следующие рекомендации, как вести себя, если ваша компания получила вызов на комиссию по НДС.
  3. Во-первых, не следует игнорировать вызов на комиссию, лучше явиться в налоговый орган согласно уведомлению.

Получив вызов на комиссию, необходимо подготовить все либо часть истребуемых документов и информации (если было получено соответствующее требование о представлении документов и информации вместе с уведомлением о вызове), а также проанализировать ситуацию и возможные вопросы, подготовиться к ним. Важно дать понять налоговому органу, что налогоплательщику нечего скрывать, и он открыт к диалогу и взаимодействию.

Во-вторых, нужно внимательно выслушать мнение инспекторов, и уточнить чем вызван интерес к вашей компании, какие доказательства «недобросовестности» вашей компании и признаки недобросоветности контрагента первого и последующих звеньев есть у налогового органа.

Лишь после этого следует пояснять проверяющим содержание и аспекты тех или иных операций с проблемными контрагентами.

Итак, что говорить, если попал на комиссию по НДС в налоговую? Не следует на комиссии подтверждать готовность подать уточненные налоговые декларации и доплатить НДС, правильнее — сообщить им, что вы их услышали и готовы в ближайшее время подумать, в том числе поднять документы по спорным операциям, обсудить ситуацию с собственниками бизнеса, проконсультироваться с юристами, и др.

В-третьих, надо проанализировать результаты комиссии (в том числе вместе с налоговым юристом) и сделать выводы, есть ли основания для добровольного уточнения налоговых обязательств по НДС.

Стоит отметить, что на практике многих налогоплательщиков пугает перспектива проведения выездной налоговой проверки и предупреждение налогового органа о дальнейшей передаче сведений в органы полиции. Такая тактика контролеров нередко приносит свои плоды в виде незамедлительного предоставления уточненных налоговых деклараций и доплаты НДС в бюджет.

Однако не следует поспешно исполнять пожелания инспекторов по уточнению своих налоговых обязательств. Необходимо понять, действительно ли есть налоговые риски, проконсультироваться с налоговым юристом, взвесить все за и против и принять наиболее правильное для компании решение.

Итак, допустим, что ваша компания получила уведомление о вызове на комиссию по НДС, на которой инспекторы сообщили, что один из ваших контрагентов / ряд контрагентов первого звена обладают признаками фирм-однодневок либо по данным «АСК-НДС-2» ваши контрагенты второго или третьего звена не уплатили НДС в бюджет. По результатам состоявшейся комиссии инспекторы под угрозой назначения выездной налоговой проверки настоятельно требует от вас представить уточненные декларации по НДС и доплатить налог в бюджет в кратчайшие сроки. Как поступить в такой ситуации?

Надо отметить, что решение зависит от того, как сам налогоплательщик и его руководство смотрит на сложившуюся ситуацию и спорные сделки с сомнительными контрагентами, вызвавшими интерес у налогового органа.

Так, если в действительности спорные контрагенты являются реально действующими организациями, а у вас имеются доказательства реальности самой сделки и ее исполнения именно спорным контрагентом (например, журналы учета пропусков транспорта, свидетельские показания и др.

), а также доказательства проявления вами должной коммерческой осмотрительности (в частности, деловая переписка с контрагентом, полученные от него документальные доказательства наличия трудовых ресурсов, транспортных средств, соответствующего опыта и т.д.

), то в такой ситуации необходимо занимать позицию об отсутствии правовых оснований для добровольного уточнения налоговых обязательств по спорным операциям и соблюдении налогоплательщиком положений ст. 54.1 НК РФ.

Ситуация из практики

Общество получило уведомление о вызове руководителя в налоговый орган, в котором было указано — для дачи пояснений по вопросу ведения финансово-хозяйственной деятельности с ООО «Ромашка» за 3 квартал 2021 года.

В ходе комиссии инспекторами были озвучены претензии к заявленным вычетам по НДС по операциям с ООО «Ромашка».

По мнению налогового органа, данная организация является «сомнительным» контрагентом по ряду признаков (отсутствие по адресу местонахождения, неявка генерального директора ООО «Ромашка» на допрос, минимальные платежи в бюджет и т.п.).

В итоге инспекторы настойчиво под угрозой проведения выездной налоговой проверки предложили руководителю Общества исключить вычеты НДС по операциям с ООО «Ромашка», представив уточненную налоговую декларацию за 3 кв. 2021 и доплатив в бюджет НДС в сумме 2,5 млн. руб.

Вместе с тем руководство Общества до визита в инспекцию на комиссию обратилось за консультацией к налоговым юристам компании «Правовест Аудит». Юристы выяснили, что налогоплательщик приобретал у ООО «Ромашка» строительные материалы (причем их перевозку в адрес Общества осуществляло третье лицо).

В этой связи юристами был подготовлен запрос в адрес указанной организации-перевозчика, которая письменно подтвердила, что в сентябре 2021 года перевозила строительные материалы, полученные от ООО «Ромашка» на его складе и предоставила соответствующие транспортные накладные.

Кроме того, Обществом была систематизирована деловая переписка с ООО «Ромашка», из которой следовало, что до заключения договора с указанной организаций были получены от контрагента сведения о налоговой и бухгалтерской отчетности ООО «Ромашка» за 2020-2021 гг., а также информация о наличии у ООО «Ромашка» трудовых и материальных ресурсов, соответствующем опыте по поставкам строительных материалов и т.п.

  • В частности, были получены копии штатного расписания ООО «Ромашка», а также информация о том, что материалы будут доставляться силами организации-перевозчика, рекомендательные письма в отношении ООО «Ромашка» от крупных строительных холдингов.
  • На комиссии в налоговом органе юристами были изложены все вышеуказанные обстоятельства и представлены документы, подтверждающие статус ООО «Ромашка» как реального участника предпринимательской деятельности в области поставок строительных материалов, так и реальность самих операций Общества по приобретению материалов у ООО «Ромашка».
  • Также по итогам комиссии Обществом было направлено в инспекцию письмо вместе с вышеупомянутыми доказательствами с указанием на то, что оснований для уточнения обязательств по НДС по операциям с ООО «Ромашка» Общество не усматривает.

После направления такого письма в налоговый орган, налогоплательщика не вызывали на комиссии по данному контрагенту. Выездная налоговая проверка также не назначалась.

Не следует идти на поводу налогового органа в случаях, когда претензии касаются не вашего непосредственного контрагента, а контрагентов третьего, четвертого и последующих звеньев (при условии отсутствия подконтрольности и сговора на уклонение от налогообложения между вашей компанией и такими организациями).

Тем более, что позитивные выводы Верховного Суда РФ по спорам о сомнительных контрагентах дают хорошие шансы отстоять вычеты НДС в такой ситуации (см. Определения Верховного Суда РФ 14.05.2020 No 307-ЭС19-27597 по делу «Звездочка», от 28.05.2020 No 305-ЭС19-16064 по делу «Красцветмет»).

В частности, ВС РФ указал, что отказ в праве на вычет НДС возможен лишь при условии, что налогоплательщик-покупатель преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с контрагентами и иными лицами действий либо в отсутствие такой цели он знал или должен был знать о нарушениях налогового законодательства контрагентами (о неуплате ими НДС в бюджет).

В заключении отметим, что комиссии по НДС при всем неприятном для налогоплательщика характере позволяют последнему оценить налоговые риски по операциям с сомнительными контрагентами и лучше подготовить свою позицию к выездной налоговой проверке (в том числе в части доказательной базы по проблемным операциям) либо дают возможность налогоплательщику с меньшими налоговыми потерями урегулировать разногласия с налоговиками, не доводя до выездной налоговой проверки и доплатив спорные суммы НДС (без применения штрафных санкций — по п. 3 ст. 122 НК РФ штраф 40 % от суммы неуплаченного налога).

В любом случае рекомендуем привлекать налогового юриста, как только получено уведомление о вызове в налоговый орган на комиссию. Он проведет всесторонний анализ возникшей ситуации, определит тактику и стратегию поведения вашей компании.

Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» готовы помочь Вам в разрешении налоговых споров по НДС. Обеспечиваем подготовку к визиту в налоговый орган, а также можем представлять интересы компании на комиссии и в суде.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *