ФНС заверила, что добросовестным компаниям беспокоиться не стоит

ФНС заверила, что добросовестным компаниям беспокоиться не стоит

  • Маргарита Есипова
  • Руководитель проектов, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Заверения и гарантии (англ. Representations and Warranties), а также обязательства возместить потери (англ. Indemnity) в странах общего права давно являются неотъемлемой частью договоров. Их задача раскрыть и подтвердить принципиальную для заключения договора информацию, наличие которой может повлиять на решение о заключении самого договора или стать основанием для появления в договоре определенных условий – обязательств для его сторон. Гарантии могут касаться коммерческой, финансовой, правовой информации.

Однако заверения и гарантии в зарубежных странах не идентичны российским заверениям, хотя, определенно, общие черты есть. Для российской правовой системы заверения об обстоятельствах появились после введения в действие в 2015 году ст. 431.2 Гражданского кодекса.

По сути, это инструмент защиты гражданско-правовых отношений.

И хотя в гражданском законодательстве они были закреплены впервые, так или иначе заверения знакомы российскому гражданскому праву, когда выступали в качестве информации, сообщаемой продавцом, например, о качестве товаров или о характеристиках объекта, который являлся предметом договора.

По смыслу ст. 431.2 ГК РФ, сторона обязана возместить другой стороне по ее требованию убытки, причиненные недостоверностью данных заверений, или уплатить предусмотренную договором неустойку.

Заверения не ограничены во времени и могут касаться обстоятельств, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения. Также ГК РФ не ограничил обстоятельства или факты, относительно которых могут быть даны заверения.

Таким образом, можно предположить, что действующее гражданское законодательство позволяет в качестве убытков признавать суммы налогов и сборов, уплаченных одним лицом по вине другого.

В связи с этим данные нормы можно использовать для получения налоговых заверений и в качестве оснований для возмещения убытков при нарушении договоренностей, зафиксированных в договоре.

В каких случаях необходимы налоговые заверения?

По статистике, 80% всех налоговых споров касаются налоговых доначислений в связи с получением необоснованной налоговой выгоды при необоснованном увеличении расходов.

В классическом варианте получение необоснованной налоговой выгоды обеспечивается за счет заключения фиктивного договора, при котором оплата производится, но работы/услуги не выполняются, товары не поставляются, а нередко и сами налоги не уплачиваются.

До вступления в силу ст. 54.1 Налогового кодекса доначисления вменялись заказчику, не доказавшему проявление должной осмотрительности при выборе контрагента. При этом ее четкие пределы так и не были регламентированы ни одним нормативным актом.

Должная осмотрительность использовалась как способ выявления налоговых схем и противодействия уклонению от уплаты налогов. Предполагалось, что при ее проявлении можно определить, есть ли у подрядчика материальные и/или технические ресурсы для исполнения обязательств по договору.

Если заказчик не подтверждал, что проявил должный в рамках обычного делового оборота интерес к тому, кто же будет исполнять договор, а подрядчик – реальную возможность его исполнить, значит, налицо сговор и умысел в наличии такого «пустого» контракта.

Цель же заключения такого договора – увеличить расходы по налогу на прибыль, а вместе с тем и вычеты по НДС.

Более продвинутые любители налоговых схем могли похвастаться проявленной должной осмотрительностью, так как представляли на каждого контрагента досье. Более того, подтверждали реальность выполненных работ/оказанных услуг, хотя чаще всего заказчик выполнял их собственными силами без привлечения подрядчика (его участие было только на бумаге).

До августа 2017 года через доказывание реальности выполненных работ/оказанных услуг можно было доказать невиновность сторон по сделке (определение Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2017 г. № 305-КГ16-14921). После вступления в силу ст. 54.1 НК РФ подходы в доказывании невиновности поменялись (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. № 163-ФЗ).

Теперь не допускается:

  • искажать факты хозяйственной жизни (в налоговом и/или бухгалтерском учете);
  • совершать сделки с целью неуплаты (неполной уплаты) налога, если при этом обязательство по сделке (операции) исполнено лицом, не являющимся стороной договора и/или лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

Это означает, что если сторона совершила сделку только с целью завышения расходов и обязательство по договору выполнено в реальности, но не той стороной, которая указана в договоре, налоговая выгода может быть признана необоснованной со всеми вытекающими последствиями. Это возможно, например, если обязательство исполнено работниками, которые не оформлены штат, или когда были заявлены ФИО одних работников, а на объект вышли другие.

Причем до настоящего времени правоприменительная практика не сформировала однозначного подхода, есть ли обязанность проверять контрагентов второго и последующего звеньев (субподрядчиков, субсубподрядчиков и т. д.), чтобы обеспечить выполнение вышеизложенной нормы.

На практике заказчику затруднительно проверить, какой субподрядчик выполняет работы у его подрядчика. Во-первых, с субподрядчиком нет прямых договорных отношений.

Во-вторых, обязать раскрыть такую информацию подрядчика можно, но большой вопрос, насколько представленная информация о третьих лицах будет полной и достоверной.

В-третьих, подрядчик может совершенно справедливо вспомнить о необходимости защищать свою коммерческую тайну и не захочет раскрывать информацию о субподрядчике, чтобы препятствовать заключению договора с субподрядчиком напрямую.

Тем не менее самый лучший способ доказать невиновность при возникновении неблагоприятных налоговых последствий и избежать ответственности – это подтвердить одновременно:

  • отсутствие цели получить незаконную налоговую выгоду;
  • непричастность к возникновению налогового правонарушения.

Самым очевидным доказательством при этом являются нормальные для делового оборота действия по проверке материальной, технической, трудовой и иных возможностей подрядчика или поставщика выполнить обязательства по договору.

Если у подрядчика нет в штате ни сотрудников, ни необходимого оборудования на балансе, то реальность выполненных работ уже не будет иметь никакого значения. Если сотрудников нет (ни по трудовому, ни по гражданско-правовому договору), то априори эти работы считаются выполненными не «стороной по договору». Следовательно, налицо факт получения необоснованной налоговой выгоды.

Стоит, однако, отметить, что термин «должная осмотрительность» уже не может использоваться при проведении налоговых проверок (письмо ФНС России от 28 декабря 2017 г. № ЕД-4-2/26807). Хотя это не означает, что налогоплательщик не вправе доказывать свою добросовестность и подтверждать, что предпринял все необходимые действия для исключения нарушений налоговой дисциплины.

Более того, проявление должной осмотрительности и наличие налогового комплаенса контрагентов по-прежнему остаются главными доказательствами отсутствия вины налогоплательщика при возникновении спорных ситуаций. Однако процесс проверки контрагентов, сбора досье, хранения файлов, как правило, очень трудоемкий и дорогостоящий, и не у каждой организации есть возможность организовать такой сервис.

Заверения в благонадежности и гарантии добросовестного исполнения налоговой дисциплины, а также исполнения договора собственными или подтвержденными наемными силами могут послужить эффективной альтернативой трудозатратной и кропотливой процедуре налогового комплаенса. Основная цель заверений и гарантий – защитить добросовестного налогоплательщика.

Как это работает?

Подрядчик заверяет в своей благонадежности и самостоятельности, а также гарантирует, что самостоятельно выполнит обязательства по договору или представит необходимые сведения о привлекаемых по договору субподрядчиках и их ресурсах.

Последствия невыполнения заверений и нарушение гарантий – возможность взыскать налоговые убытки с контрагента в виде доначисленных налогов, пени и штрафов.

О чем должны быть заверения и гарантии?

В свете последних изменений налогового законодательства заверения и гарантии должны подтверждать, что подрядчик:

  • является добросовестным налогоплательщиком (своевременно и полно исчисляет и уплачивает налоги);
  • не искажает факты хозяйственной жизни и не ведет фиктивный документооборот;
  • не совершает сделки/операции с целью неуплаты или неполной уплаты и/или зачета/возврата суммы налога;
  • гарантирует заключение сделок, которые исполняются лицом, являющимся стороной договора, и/или лицом, которому обязательство по исполнению сделки/операции передано по договору или закону;
  • обязуется представить документы, подтверждающие наличие трудовых и материальных ресурсов (как своих, так и привлекаемых субподрядчиков).

Если же для исполнения обязательств по договору подрядчик привлекает иных третьих лиц, он должен предоставить информацию о них покупателю. Главным в данном случае будет представление информации о проверке подрядчиком наличия у третьих лиц трудовых и материальных ресурсов.

На какой период могут распространяться заверения?

По общему правилу, заверения могут касаться будущих периодов. Но не стоит забывать про срок давности: лицо не может быть привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения, если со дня его совершения и до момента вынесения решения о привлечении к ответственности истекли три года (ст. 113 НК РФ).

Если же речь идет о налоговой задолженности в течение трех финансовых лет подряд на сумму более 5 млн руб. при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов и страховых взносов превышает 25% подлежащих уплате сумм налогов, либо в размере 15 млн руб., то это уже уголовное преступление, срок давности по которым составляет 10 лет (ст. 199 Уголовного кодекса).

Ориентируясь на это, следует соответствующим образом формулировать и срок действия заверений и гарантий или отказываться от конкретного срока, привязав его к моменту предъявления соответствующих претензий уполномоченными органами.

Когда можно предъявить требования о возмещении ущерба при нарушении заверений?

При доначислении налогов, пени и штрафов по операциям с тем контрагентом, который ранее дал гарантию или заверение, налогоплательщик вправе подать требование о возмещении ему убытков. Момент направления такого требования определяется сторонами.

По моему мнению, более справедливым для обеих сторон является момент вступления в законную силу решения суда, в соответствии с которым доначисление налога, штрафа и пени признано судом обоснованным. Правда, нередко стороны прописывают право взыскать убытки уже после вынесения решения налогового органа о привлечении к ответственности.

Размер ответственности по гарантии

Доначисления при взаимодействии с недобросовестным контрагентом связаны с тем, что расходы по договорам с сомнительными контрагентами не признаются, а соответствующие суммы не принимаются к вычету.

Сюда также включаются начисленные по указанным налогам пени и штрафы.

Соответственно, доначисленные налоги, пени и штрафы – это та сумма компенсации, которую следует прописывать при выявлении фактов нарушения налоговых заверении и гарантий.

Гарантии могут также быть распространены и на третьих лиц, купивших товар у дистрибьютора, и которым будут предъявлены налоговые претензии в отношении, к примеру, товаров, ставших предметом договора с гарантиями и заверениями между производителем и дистрибьютором.

Также заверения и гарантии незаменимы, когда речь идет о налоговых льготах. Например, продавец оборудования заверяет, что оборудование соответствует требованиям для признания его энергоэффективным.

Если получить льготу невозможно, покупатель имеет право на возмещение ущерба в виде налогов, пени, штрафа в связи с отказом в применении льготы по причине непризнания данного оборудования энергоэффективным.

Читайте также:  Что делать, если прислали письмо о несоответствии юридического адреса ООО?

Судебная практика по налоговым заверениям и гарантиям

В настоящее время судебная практика по такого рода спорам немногочисленна, но, тем не менее, данный механизм можно назвать работающим.

Например, в решении Арбитражного суда Свердловской области от 29 марта 2018 г. по делу № А60-65645/2017 данные заверения стали предметом рассмотрения спора между хозяйствующими субъектами.

Стороны договорились, что согласно договору об оказании услуг по перевозке грузов исполнитель гарантирует возмещение в полном объеме убытков клиента, возникших при отказе налогового органа в возмещении (вычете) заявленных клиентом сумм НДС по причине виновного действия исполнителя (в том числе, но не исключительно, по причине неуплаты им НДС).

Инспекция пришла к выводу, что истец, оказывавший услуги по перевозке, был искусственно включен в цепочку расчетов между заказчиком и индивидуальными предпринимателями, которые в конечном итоге осуществляли транспортировку груза. Цель такой схемы, по мнению налогового органа, – создать фиктивный документооборот в отсутствие реальных хозяйственных отношений и создать видимые хозяйственные операции для завышения налоговых вычетов по НДС.

Вместе с тем из представленных документов суд не усмотрел, что в возмещение НДС отказано в результате ненадлежащего оформления счетов-фактур, неуплаты НДС в бюджет исполнителем или иного виновного действия.

По мнению суда, наличие противоправного поведения и причинно-следственной связи между поведением ответчика и возникшими у истца убытками не были доказаны. Суд посчитал, что в этом нет вины гаранта, ведь налоги были уплачены.

И не важно, что незаконная налоговая экономия достигалась за счет искусственного увеличения входящего НДС с помощью дополнительных звеньев в цепочке оказания услуг.

Квалификацию судом обстоятельств дела нельзя поддержать однозначно, равно как и логику принятого решения. Но благодаря этому примеру можно сделать вывод, что если заверения будут привязаны к квалификации действий, совершенных виновно, то суд может не усмотреть в действиях гаранта вины и, соответственно, отказать в возмещении налоговых убытков.

В другом же решении – постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июня 2017 г. по делу № А53-22858/2016 – ответчик доказывал, что положения ст. 431.

2 ГК РФ регламентируют гражданско-правовую ответственность за нарушение обязательств и не могут применяться при возмещении убытков, понесенных вследствие нарушений налогового законодательства.

В частности, указывалось, что наличие права на вычет сумм налога исключает уменьшение имущественной сферы лица и, соответственно, применение ст. 15 ГК РФ.

Однако суд указал, что отказ в принятии НДС к вычету стал следствием создания формального документооборота с контрагентами лица, давшего заверения. Общество же, которое требовало возмещения убытков по причине отказа в возмещении вычетов по НДС, выполнило все необходимые условия для получения указанных вычетов.

Положения ст. 431.2 ГК РФ регулируют вопросы недостоверных заверений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора.

Налоговые доначисления в случае признания договора заключенным с целью получения необоснованной налоговой выгоды превышают 50% от суммы договора (налог на прибыль, вычет по НДС, пени и штрафы).

Следовательно, разумно предположить, что наличие умысла в нарушении налогового законодательства, которое может повлечь указанные доначисления, является серьезным обстоятельством, способным повлиять на принятие решения о совершении сделки.

Таким образом, суд признал, что заверения нельзя ограничивать заверениями касательно имущественной сферы.

Помимо этого, ВС РФ также подчеркнул, что если заверение предоставлено стороной относительно обстоятельств, непосредственно не связанных с предметом договора, но имеющих значение для его заключения, то при недостоверности такого заверения применяется ст. 431.2 ГК РФ, а также положения гл. 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств (Постановление Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49).

***

Стоит иметь в виду, что возможность возместить убытки в связи с нарушением гарантий и заверений сохраняется при наличии гаранта и его платежеспособности. Если же контрагент изначально не планировал платить налоги в бюджет или выполнять контрактные обязательства, данные им гарантии просто не смогут быть реализованы.

При этом несмотря на то, что подписание таких гарантий может помочь доказать отсутствие умысла по созданию фиктивного документооборота у заказчика, в настоящее время подтверждения этому в судебной практике нет.

Однако при благоприятном развитии событий данный инструмент может стать не только источником возмещения налоговых потерь, но и инструментом по повышению дисциплины контрагентов.

Добросовестность организации и контрагентов с точки зрения ФНС

Налоговая не приняла расходы, опять проверка по НДС, запросили документы по встречке – не только бухгалтерам, работающим с общей системой налогообложения, попадаются похожие проблемы. Можно винить всех вокруг или поискать решение в себе и своих контрагентах, ведь заинтересованность ФНС не носит случайный характер, это результат выбора по особым критериям, в частности добросовестности.

Что такое добросовестность

Неформально существует два понятия – добросовестность и осмотрительность. Несмотря на сходство, по сути, они отличаются. В Налоговом кодексе при этом соответствующих определений нет, отсылки приходится искать в ГК.

Например, п. 3 статьи 307 упоминает, что стороны обязательств должны действовать с учетом законных интересов и содействовать достижению общей цели (в том числе предоставлять необходимую информацию). Об осмотрительности говорится в статье 401 (пункт 1).

Кстати! Верховный суд дает некоторые пояснения к Гражданскому кодексу в Постановлении № 25 от 23.06.2015 г., к примеру, указывает на то, что добросовестность оценивается по поведению каждой стороны сделки, а также может быть рассмотрена судом.

Все же нет в законе четкого и ясного определения этих двух понятий, поэтому сформулирую их самостоятельно, исходя из применения именно в отношении сделок и налоговых проверок.

Добросовестность – организация деятельности и заключение сделок исключительно исходя из экономической целесообразности, не подразумевая прикрытие иной деятельности или обязательств (притворные сделки), учитывая цели, установленные уставом организации (для коммерции – извлечение прибыли, как основная). При этом все действия, совершаемые сторонами, прозрачны, документально подтверждены, и каждая готова предоставить необходимую информацию не только контрагенту, но и проверяющим.

Осмотрительность – при осуществлении деятельности и выборе бизнес-партнеров (клиентов, поставщиков, инвесторов, подрядчиков и т.д.) сбор сведений и документов о контрагентах, подтверждающих:

  • Реальность, срок существования, место регистрации юридического лица.
  • Отсутствие непогашенных, просроченных обязательств в крупном размере (кредиты, зарплата, налоги, взносы).
  • Полномочия руководителя, представителя, иных лиц, подписывающих документы от имени организации, действительность предъявляемых доверенностей.
  • Отсутствие судебных дел в отношении самой компании, ее руководителя, главного бухгалтера, а также дисквалификации указанных лиц.
  • Опыт в выполнении конкретных работ, поставке товаров, оказании услуг, если требуют обычаи делового оборота или законодательство (например, при закупке в порядке аукциона).
  • Наличие лицензий, сертификатов, исключительных прав, патентов при необходимости.
  • Систему налогообложения.
  • Другую информацию (в частности, рекомендации, исполненные госконтракты, регистрации, различные способы связи, сайт, отчетность).

Почему для ФНС важны эти два подхода (добросовестность, с точки зрения работы самой организации, и осмотрительность в части выбора контрагентов)? На их основе формируют критерии, составляют списки выездных проверок, камералят декларации, делаются запросы.

Критерии проверок ФНС

Проверять все организации налоговой неинтересно. Сплошная проверка не принесет пользы бюджету – тратить время и деньги на благонадежных налогоплательщиков невыгодно, а на нарушителей будет не хватать рук. Поэтому была разработана система планирования выездных налоговых проверок (Приказ ФНС России № ММ-3-06/333@ от 30.05.2007 года).

Чем руководствуется ведомство при отборе:

  1. Расчет налоговой нагрузки. Можно провести самостоятельно, используя таблицу-приложение № 7 к другому письму ФНС от 2017 года (применяется для ОСНО, УСН, ЕСХН). Сравниваем данные с Приложением № 3 к первому письму за соответствующий год.
  2. Убыточная отчетность в течение более двух лет подряд. Даже если причины объективные, такая тенденция может привести к сокращению стоимости чистых активов и ликвидации или банкротству.
  3. Высокий процент вычетов по НДС (от 89% по отношению к налогу).
  4. Рост расходов опережает рост доходов (рассматривается налоговая и бухгалтерская отчетность).
  5. Зарплата ниже установленной в субъекте РФ среднеотраслевой (по данным Росстата, ФНС, в т. ч. полученных по письменному запросу), а также сведения, полученные при рассмотрении обращений (жалоб). К примеру, заявление работника о незаключении официального трудового договора и выплате заработка «в чёрную».
  6. Приближенность показателей деятельности по спецрежимам к предельным. В зависимости от системы налогообложения – выручка, количество работников, площадь торговли, количество автотранспорта, доля участия других компаний. Для ЕСХН процент дохода от продажи сельскохозяйственной продукции. Если до предела остается менее 5%, то велика вероятность повышенного внимания со стороны ФНС.
  7. Важно! Для ИП на ОСНО повышенные расходы от 83% по отношению к доходам также рассматриваются как фактор риска.

  8. Многоходовые и посреднические операции, не имеющие разумного объяснения. Это так называемые сомнительные сделки, о них я писала в статье о блокировках счета.
  9. Отсутствие ответа на запросы ФНС при проведении камеральной, встречной налоговой проверки, отказ или игнорирование требования о представлении подтверждающих документов, устранении противоречий и ошибок в отчетах.
  10. Утрата документов в результате чрезвычайной ситуации (например, пожара) и их последующее восстановление хоть и является объективным обстоятельством, но включено в перечень критериев.

  11. Перерегистрация компании и изменение ее юридического адреса. Сама по себе смена местонахождения не вызывает интереса, а вот неоднократное перемещение, влекущее смену инспекции ФНС, пусть даже в границах одного города (характерно для Москвы или Санкт-Петербурга), — повод сомневаться в добрых намерениях организации.
  12. Уровень рентабельности. Это показатель, отражающий эффективность (если совсем утрированно – окупаемость) использования активов и реализации товаров (работ, услуг). Для расчета применяется формула: финансовый результат/себестоимость (стоимость актива)*100. Снова придется сравнить результат с таблицей, на этот раз смотрим Приложение № 4 к Приказу. Требует проверки отклонение на 10 и более процентов.
  13. Последний критерий связан с осмотрительностью. Если организация регулярно рискует, работая с ненадежными партнерами, или просто не спешит проводить предварительную проверку перед сделками, то считается, что такая деятельность требует контроля со стороны налоговой службы.
Читайте также:  Могу ли я зарегистрировать ООО по временной прописке?

Кстати! Посмотреть, не попала ли ваша компания «под раздачу» в 2020 году, можно на сайте Генеральной прокуратуры. Для СМП проверки приостановлены до 31 декабря 2020 года в связи с пандемией.

Это не закрытый список, ФНС вправе руководствоваться сложившейся судебной практикой, выявленными новыми схемами ухода от налогообложения и сокрытия доходов, рассматривает другие факторы, например, наличие контролируемых сделок, ВЭД со странами, которые не обмениваются с российскими службами информацией, сотрудничество налогоплательщика с компаниями, ранее уличенными в незаконных махинациях и т.д.

Как подтвердить добросовестность

Из критериев, в принципе, понятно, что нужно делать, чтобы не попасть под пристальное внимание: больше доходов и налогов, высокая зарплата, сказать «нет» сомнительным сделкам. На практике самая обычная операция может превратиться в небезопасную. Частично в прошлых статьях мы уже разбирали сложные ситуации:

Отмечу, что тщательный отбор поставщиков при работе с НДС актуален не только для крупных организаций, ведь небольшая компания на УСН иногда обязана заплатить налог (при импорте).

Что касается других способов обеспечить подтверждение собственной добросовестности, понадобится:

  1. Проверять при создании компании участников и руководителя на наличие дисквалификации, незавершенных судебных дел, крупных задолженностей, чтобы на начальном этапе избежать отказа в регистрации и ненужного внимания.
  2. Как-то не принято (да и закон не требует) при регистрации интересоваться происхождением имущества, вносимого в качестве вклада в уставный капитал, а следовало бы. У супругов, к примеру, есть совместное имущество (включая деньги), если другой супруг не знал о его использовании для создания общества, он вправе обратиться в суд, потребовать возврата, вхождения его в долю, что, разумеется, не пойдет на пользу организации. Проще всего – заручиться нотариально заверенным согласием.
  3. Вести максимально открытый диалог в сделках, руководствуясь, тем не менее, принципом разумности, сохраняя коммерческую тайну.
  4. Обратите внимание! В положении о персональных данных предусмотрите случаи передачи сведений третьим лицам. Примером служат пропуска на закрытую территорию поставщика. Т.к.

    они изготавливаются другой стороной, необходимо получить согласие сотрудников заранее.

    Не обязательно, но желательно запросить от контрагента письменные гарантии использования данных исключительно в указанных целях.

  5. Избегать в договорах слишком лояльных условий, если это не является одним из обычаев делового оборота или не дает компании дополнительных выгод. Например, долговременная беспричинная отсрочка платежа на крупный контракт для нового клиента будет подозрительна с точки зрения налоговой, а вот рассрочка с ежемесячными платежами и процентом – нормально.
  6. Не бросать дебиторскую задолженность на самотек. Это значит: писать претензионные письма, если предусмотрены санкции (пени, неустойки), рассчитывать их и требовать уплаты, обращаться в суд, вступать в ряды кредиторов при банкротстве.
  7. Проявлять внимание к оформлению операций и оперативно (не откладывая!) решать вопросы с ошибками, неточностями и неполным заполнением в документах, подтверждающих расходы, и счетах-фактурах.

Пример: поставщик указал в счет-фактуре старый юрадрес, сразу ошибку менеджер заметил, но не стал отправлять на исправление, документ был представлен на проверку. Поставщику налоговая доход не уберет, максимум, что его ждет – замечание, а вот для покупателя реален отказ в вычете по НДС.

Чем тщательнее отношение к работе по безопасности сделок, тем надежнее вы защищены от претензий налоговиков. Теперь разберем, что требовать от контрагента и какие признаки должны стать тревожным звонком.

Доверяй, но проверяй: досье контрагента

Выше, описывая понятие осмотрительности, я указала базовые сведения о контрагентах, необходимые для работы. Что должно насторожить при поиске информации (проверяющие наверняка зададутся связанными вопросами):

  • Организация давно существует, но в сети нет почти никаких данных – отзывов, упоминаний, а сайт создан в текущем году. Мошеннические фирмы не фантомны, это реально зарегистрированные компании, но никогда не ведшие деятельности ранее, поэтому и узнавать о них нечего.
  • Общение идет исключительно по телефону, через мессенджер или электронную почту, приезд на склад, общение лично с руководителем и т.п. попытки пресекаются, даются невнятные объяснения, почему этого нельзя сделать. Крупные аферисты, возможно, будут более продвинутыми, но все равно прямой контакт для них нежелателен.
  • Контрагент не может прислать копии, сканы основных регистрационных документов: свидетельство о включении в ЕГРЮЛ, ИНН, приказ на директора, устав и прочее. Такой пакет обычно наготове у менеджера или руководителя, т.к. часто требуется.
  • Поставщик предлагает условия поставки, резко отличающиеся от общепринятых. К примеру, вы хотите приобрести пробную партию товаров на небольшую сумму, а предлагают крупную по заниженной цене (возможно ниже среднерыночной), мотивируя заплатить больше.
  • Подрядчик или исполнитель не предоставляет доказательств наличия необходимых ресурсов (сотрудников, материалов, оборудования), хотя договор предусматривает такое обязательное условие.
  • Контрагент запрашивает излишние сведения и документы: СНИЛС руководителя, отчеты СЗВ-М и другие, содержащие личные данные, в том числе информацию о заработке, номера телефонов, электронной почты (не корпоративных), копии паспортов сотрудников.
  • Несоответствие масштабов бизнеса заявляемых и реальных. «Мы уже 5 лет ведем продажи через интернет по всей России, работаем с ведущими компаниями доставки» – доставщики никогда о такой организации не слышали, а на сайте всего несколько товаров, без отзывов.

Составляя досье контрагентов, старайтесь вести белый список. Черный обычно бесполезен – однодневки и прочие авантюристы меняют фирмы и руководителей как перчатки. Теперь представим, что вам не повезло с ФНС или встретился мошенник, – как действовать?

Как реагировать на мошенничество и оспорить действия ФНС

Если поставщик или клиент не исполнили обязательства в срок, а выйти на контакт или решить мирно вопрос не выходит, не затягивая (можно параллельно переговорам), направьте претензию с расчетом санкций. Если они не были описаны в контракте, то ГК предусматривает выплату неустойки (статьи 487 и 395).

Важно! Существует законная неустойка (статья 332 ГК РФ), она определяется иными кодексами и федеральными законами в зависимости от сути обязательства.

В 2020 году реально обратиться в суд для получения судебного приказа, не вступая в долгоиграющие судебные споры. Правда, нужно учесть, что упростить процедуру в Арбитражном суде возможно только в отношении денежных требований. Что необходимо сделать:

  • Получить признание долга: акты сверки, переписку, гарантийные письма, накладные, акты, договора, дополнительные соглашения и т.п. Желательно также приложить претензию и подтверждение ее получения.
  • Обратиться в суд с заявлением и доказательствами наличия задолженности.
  • Получить через 5 дней на руки судебный приказ, у должника будет 10 дней на возражения.
  • Обратиться в банк, где находится счет дебитора, для списания суммы долга.

Кстати! Установлено ограничение на размер взыскания: согласно пункту 1 статьи 229.2 АПК сумма должна быть не более 500 000 рублей.

Если должник отменит приказ, то остается обратиться в суд с обычным иском. Не увенчавшиеся успехом дела хотя и не вернут средств, зато будут доказательством, что вы старались это сделать, и помогут опровергнуть недобросовестность сделки.

Налоговая служба проверяет сделки не однобоко, если пришли с проверкой или запросили документы у вас, то, скорее всего, и у контрагентов потребуют. Это и есть встречная проверка, когда сравнивают данные двух сторон. Пока складывается нелучшая судебная практика, обзор которой можно посмотреть в системе Консультант Плюс.

В качестве дополнительных аргументов за признание сделки нереальной (на чем чаще всего налоговая настаивает) называется отсутствие у контрагента:

  • административных, управленческих расходов в выписках банка;
  • постоянного остатка на счете – деньги переводились на другие счета (в т. ч. физлиц);
  • договора аренды по месту нахождения;
  • подтверждение наличия необходимых складских остатков;
  • деловой репутации (рекомендаций, как ее подтверждения);
  • подписей уполномоченных лиц (т.е. документы подписаны неизвестными или отсутствует подтверждение полномочий).

Несмотря на безрадостную статистику, организации не опускают руки и идут по всем инстанциям в поисках правды. Вот одно из свежих дел (хотя речь в нем идет о периодах 2013-2015 годов, но проверка прошла в 2017, а разбирательства продолжаются в 2020-м) о недобросовестности при получении вычета по НДС – А42-7695/2917, по нему вынесено Определение № 307-ЭС19-27597 от 14.05.2020.

Высший суд РФ решил, что не все претензии ФНС в деле обоснованны, а организация предоставила достаточно доказательств как осмотрительности, так и добросовестности.

Рекомендую прочитать определение и выделить для себя полезные аргументы суда в пользу налогоплательщика (в частности привлекает внимание напоминание ВС, что сама по себе неуплата контрагентом НДС не означает лишение вычета налогоплательщика).

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой — Контур.НДС+

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.
Читайте также:  Если самозанятый добровольно платит страховые взносы, будет ли это влиять на сумму налога?

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *