ФАС взялась за закупки в регионах

ФАС взялась за закупки в регионах

Содержание

1. Жалоба в ФАС2. Рассмотрение жалоб участников закупок3. Закупки: Реестр жалоб4. Реквизиты жалобы в ФАС5. Возражения на жалобу по закупкам6. Сроки рассмотрения жалобы в ФАС

        Законодательство указывает степень и уровень полномочий Федеральной антимонопольной службы России.

Но если расследование жалоб в сфере контрактных закупок по 44-ФЗ трактуется в качестве особого полномочия ФАС (п. 5.3.

9), то рассмотрение заявлений жалобщиков по 223-ФЗ не прописывается как отдельное полномочие, а только как одно из «иных полномочий», перечисленными в нормативных правовых правительственных документах.

1. Жалоба в ФАС

К числу «иных полномочий» ФАС РФ в сфере жалоб можно отнести следующие:

1) контролирующая деятельность в области соблюдения антимонопольных законодательных актов (п. 5.3.1.1);

2) изучение жалоб в сфере государственных контрактов;

3) возбуждение судопроизводства по административным правонарушениям при проведении торгов по 223-ФЗ.

Таким образом, полномочия ФАС трактуются достаточно широко. Но решение Верховного суда РФ гласит, что ФАС уполномочена заниматься жалобами только по основаниям, входящим в перечень 223-ФЗ. Во всех остальных случаях деятельность и решения ФАС могут быть оспорены как незаконные.

Возникли сложности с заполнением документов?

         Закажи грамотную помощь в заполнение документов у наших специалистов, с оплатой за результат

Обратиться к специалистам

2. Рассмотрение жалоб участников закупок

1) Объекты жалобы в ФАС.

Согласно ч. 10 ст. 3 223-ФЗ объектами жалобы могут стать: а) заказчик, закупочная комиссия, электронная торговая площадка.

  • 2) Субъекты жалобы в ФАС.
  • а) любой желающий, когда речь идет об оформлении закупочной документации;
  • б) участники закупки, если предметом жалобы стали неправомерные действия организаторов торгов.
  • 3) Сроки подачи жалобы в ФАС
  • а) на неправомочные и нарушающие антимонопольный закон документы и действия заказчика или оператора ЭТП — до окончания подачи заявок;
  • б) на действие/бездействие заказчика, или оператора ЭТП, совершенные после даты окончания подачи заявок — в пятидневный срок со времени внесения протокола итогов торгов в ЕИС.

3. Закупки: реестр жалоб

  1. В отличие от 44-ФЗ перечень причин для жалобы в ФАС по 223-ФЗ регламентирован следующими случаями:
  2. 1) Заказчик не внес в ЕИС документы о закупке, либо провел публикацию, нарушив сроки.

  3. 2) Заказчик организовал торги, не внесенные в План-график.
  4. 3) Организаторы торгов предъявили к участнику требования, не прописанные в Положении о закупке.

  5. 4) Заказчик не опубликовал данные по объему закупок, проведенных у СМП и ССП.

4. Реквизиты жалобы в ФАС

  • Форма данного документа свободная, тем не менее в ней должны быть отмечены:
  • 1) Сведения о жалобщике и объекте жалобы (заказчике, операторе ЭТП и др.);
  • 2) номер извещения о закупке;
  • 3) основания для подачи жалобы;
  • 4) приложения (при наличии).

5. Возражения на жалобу по закупкам

  1. 1) Основания для жалобы должны быть в перечне, прописанном в 223-ФЗ, в противном случае жалоба будет отклонена.
  2. 2) Сотрудники ФАС имеют полномочия изучать лишь правонарушения, перечисленные в жалобе, поэтому перечисляйте в жалобе все, что вы заметили неправомочного в документах или действиях заказчика.

  3. 3) Если нарушения касаются антимонопольного законодательства, они также не могут быть рассмотрены по 223-ФЗ.
  4. 4) Изучите документацию заказчика, если его действия оговорены в закупочных документах, 223-ФЗ, скорее всего, будет на его стороне.

5) Проведите мониторинг истории решений вашего регионального отделения ФАС в отношении аналогичных случаев (см. сайт https://br.fas.gov.ru/).

Если ФАС принял сторону поставщика, возьмите приведенную документацию жалобщика за эталон. В противоположном случае не тратьте свое время попусту.

6) Излагайте свою точку зрения кратко, ясно и корректно, аргументируя ее правовыми документами, но избегая длинных цитат.

7) В качестве Приложений стоит использовать имеющиеся документы заказчика, переписку с ним, скриншоты с ЭТП и ЕИС.

8) Используйте специальную бесплатную программу «Независимый регистратор», которая фиксирует все действия участников торгов. Эта программа начнет действовать с 2020 г.

6. Сроки рассмотрения жалобы в ФАС

По 44-ФЗ срок рассмотрения обращений должен быть меньше 5 рабочих дней, для жалоб по 223-ФЗ – не более 7 дней.

Жалобу следует направлять в региональное отделение ФАС, если цена закупки не превышала 1 миллиарда рублей.

Для гарантированного результата в тендерных закупках Вы можете обратиться за консультацией к экспертам Центра Поддержки Предпринимательства.

Если ваша организация относится к субъектам малого предпринимательства, Вы можете получить целый ряд преимуществ: авансирование по гос контрактам, короткие сроки расчетов, заключение прямых договоров и субподрядов без тендера.

Оформите заявку и работайте только по выгодным контрактам с минимальной конкуренцией!

Обратно к списку

Сговор под защитой ФАС: как профессиональные жалобщики парализуют госзакупки

ФАС взялась за закупки в регионах

Жалобы на организацию и проведение тендеров на закупку товаров и услуг со стороны потенциальных участников — не редкость. Подрядчики обвиняют заказчиков в том, что выгодные государственные и муниципальные контракты отдают в руки “своих” фирм и бизнесменов. Но, по мнению эксперта, такие жалобы все чаще и чаще являются следствием сговора между самими коммерческими структурами, а их цель — не соблюдение конкурентных условий, а наоборот, обеспечение победы “нужной компании”. При этом, как ни странно, антимонопольные органы встают на защиту недобросовестных участников тендеров, признавая обоснованными даже самые абсурдные претензии. О том, чем такая политика грозит госпредприятиям-заказчикам, — в материале ПАСМИ.

В рубрику ПАСМИ “Сообщить о коррупции” обратился эксперт в сфере государственных и корпоративных закупок.

В своем письме на условиях анонимности он рассказал о сложностях, с которыми сталкиваются государственные и муниципальные предприятия при организации и проведении тендеров на товары и услуги, о неоднозначной позиции ФАС и судов, играющих против заказчиков, о несовершенстве законодательства и путях разрешения проблемы.

Вожделенные госзаказы

«За последние годы сфера закупок для государственных, муниципальных и корпоративных нужд претерпела такую трансформацию, которую сложно было спрогнозировать.

Если ранее государство демонстрировало полное доверие к заказчикам, провозглашая минимальное вмешательство законодателя в данную сферу, то сегодня налицо ее излишнее и избыточное регулирование.

В итоге, госзакупки стали бременем как для заказчика, так и для самого государства.

Одной из особенностей бизнеса в России стало желание гарантированно обеспечить себя за счет государства.

Сама предпринимательская деятельность, к большому сожалению, сводится к получению портфеля государственных, муниципальных и корпоративных заказов, на это зачастую направлены все ресурсы.

И для достижения своих целей бизнес использует как добросовестные, так и абсолютно незаконные методы воздействия на заказчиков.

Негласно принято считать заказчика потенциальным правонарушителем, имеющим пул своих подрядчиков, ради которых он и проводит закупку. Но на самом деле заказчик в российских реалиях — «груша» для битья со всех сторон. Вместо того, чтобы заниматься своей профессиональной деятельностью, он вынужден консолидировать все имеющиеся ресурсы на закупках.

На сегодняшний день самая сложная, трудозатратная, административно и дисциплинарно наказуемая штатная единица у любого заказчика — это специалист по закупкам.

К нему предъявляют претензии все: руководство, участники закупки, контрольные органы, он сталкивается с правовым произволом, правовой безграмотностью и правовым хаосом, не считая тех тревожных тенденций, которые проявились в сфере закупок за последние годы.

Антимонопольный принтер

В немалой степени проблемной ситуации способствуют ФАС и иные государственные структуры, связанные с регулированием закупок. В этой сфере «бешеный» принтер работает настолько оперативно, что количество регламентирующих документов и регулирующих норм ничего, кроме отторжения и раздражения, не вызывает.

По совершенно непонятным причинам специалисты этих государственных органов, зачастую не имеющие профильного юридического образования, и нередко не проводившие ни одной закупки, инициируют изменения в законодательство, как правило, существенно меняя при этом саму концепцию закупок. Специалисты по закупкам не успевают ознакомиться с таким количеством внесенных правок и изменений.

В связи с этим представляется целесообразным установить годовой мораторий на нормотворчество в данной сфере.

Кроме того, назревает острая необходимость в проведении научно-практического эксперимента с оформлением инициаторов этих изменений специалистами по закупкам в штат любого заказчика на определенный срок.

Побыв непосредственными исполнителями многочисленных указаний и требований, такие лица придут к пониманию объективной невозможности идеального исполнения принятых ими норм и правил, а их нормотворческие инициативы станут носить системный и осознанный характер.

Также вызывает серьезную обеспокоенность количество жалоб, признаваемых антимонопольным органом обоснованными. Официальная статистика говорит о наличии определенного процента необоснованных жалоб, но фактически он ничтожно мал.

При этом у заказчиков, за исключением крупных предприятий, отсутствуют кадровые и временные ресурсы для административного и судебного обжалования, тем более, что позиции судов и антимонопольных органов по неведомым с точки зрения права основаниям часто совпадают.

С учетом всех издержек не каждый заказчик готов воспользоваться предоставленным законодателем механизмом судебного обжалования.

Профессия — жалобщик

Итогом такой политики стало активное развитие в сфере госзакупок рынка так называемых профессиональных жалобщиков. Они с использованием специально созданных аффилированных структур обжалуют выбранные закупки конкретного заказчика.

Как правило, жалобщики специализируются на решениях ФАС, то есть, регулярно отслеживают административную практику.

При этом профессиональные жалобщики не имеют никакого намерения фактически участвовать в самой закупке, более того, исполнение ими договорных обязательств потенциально невозможно в связи с отсутствием необходимых ресурсов. Потому суть их жалоб сводится к обжалованию положений закупочной документации.

Такими участниками используются «пробелы» в законодательстве, допускающие обжалование положений закупочной документации лицом, не участвующим в данной закупке.

Предоставляя такую возможность, законодатель, вероятно, исходил из принципов добросовестного поведения участников рынка и имел целью избежать ситуации, когда заказчиком установлены неправомерные требования, не позволяющие добросовестному участнику подавать заявку на участие в закупке.

Практика свидетельствует об обратном: добросовестные участники закупок в целом соответствуют квалификационным требованиям, ничто не ущемляет их прав и законных интересов, потому и случаи обжалования ими положений закупочной документации редки.

В то время как недобросовестные участники, которые в силу объективных причин не могут участвовать в закупке (как правило, организации с единственным участником, который одновременно является генеральным директором и главным бухгалтером, с полным отсутствием финансовых и иных показателей), жалуются на положения закупочной документации, непонятным образом их ограничивающие.

При помощи непрекращающегося, изматывающего обжалования на заказчика оказывается давление с целью получить определенную выгоду для себя или обеспечить определение победителем того, ради которого все и затевалось.

Фактически обжалуемая закупка превращается в предмет для торга, причем неравного, так как заказчик несет ответственность за своевременную организацию и проведение закупок.

Читайте также:  Вместо штрафа за первое административное нарушение будут только предупреждать

Целенаправленный срыв сроков проведения закупки со стороны профессиональных жалобщиков парализует деятельность организации, и во избежание этого многие заказчики вынуждены соглашаться с навязанными им извне правилами «игры».

Так, тщательному анализу со стороны профессиональных жалобщиков на протяжении нескольких лет подвергались закупки одной московской больницы.

В итоге ее сотрудники вынуждены были пользоваться пожелтевшей бумагой десятилетней давности и использованными карандашами, поставленными лицом, определенным победителем по результатам неоднократных обжалований и демпинга цены.

Отказ в приемке такой продукции привел бы к отсутствию канцелярских товаров в течение продолжительного времени, требуемого на организацию и проведение новой закупки, а также к новым обжалованиям, что непозволительно в рамках функционирования организации.

Похожие проблемы были у данного заказчика при подготовке к отопительному сезону, из-за многократных обжалований он не мог запустить строительство новых корпусов. В итоге из-за недобросовестного поведения профессиональных жалобщиков страдал не только заказчик, но и конечные потребители заказа – пациенты больницы. 

Охранные схемы

И таких проблем на грани здравого смысла, регулярно возникающих в процессе организации закупочной деятельности, более чем достаточно. Наглядно это можно продемонстрировать на примере закупки охранных услуг.

Во-первых, охранные организации часто участвуют в закупках коллегиально, пытаясь общими усилиями получить максимальное количество баллов при оценке заявок на участие в тендере.

Это допускается законом, хотя и ограничивает права участников закупки, выступающих от своего имени.

Если оставить в стороне несправедливость уравнивания такого участника закупки с коллективным, обращает на себя внимание сговор последних в плане обжалования.

Заказчики чаще всего сталкиваются с агрессивным и недобросовестным поведением со стороны ряда охранных организаций: посредством профессионального обжалования обеспечивается доступ к участию в закупке, несмотря на наличие законных оснований для отказа в допуске.

При этом кадровые, материально-технические и иные ресурсы, указанные в заявке на участие в закупке, нередко чудесным образом исчезают при исполнении договора.

Вместо заявленных охранников 4-6 разряда, группы быстрого реагирования, специальных средств заказчик нередко получает условных пенсионеров, лиц, не обладающих специальными умениями и навыками, без каких-либо специальных средств, а в самой охранной организации нередко наблюдается «текучка» кадровых ресурсов.

Так, один из московских ФГУпов направил определенному по итогам закупки победителю в период исполнения им договора несколько десятков замечаний, общая сумма штрафов превысила 600 тыс. рублей.

Обычная рекомендация заказчику обеспечить надлежащее качество оказания услуг путем претензий к исполнителю или «жесткой» приемки оказывается неработающей в силу того, что речь идет об оказании услуги на 30 постах, расположенных на значительном удалении друг от друга.

Чтобы ежедневно обойти все посты и выяснить, соответствует ли исполнение услуг договору, составить претензии, нужен отдельный сотрудник.

Да, такой контроль в принципе возможен, но возникает вопрос: зачем заказчику оплачивать услугу, оказание которой выливается для него в такой трудоемкий процесс. 

Попытки заказчика пресечь «порочную» практику ненадлежащего исполнения договора, оговаривая в закупочной документации квалификационные требований к участникам тендера, встретили такое активное сопротивление со стороны недобросовестных участников закупки, что вышеуказанный ФГУП уже несколько месяцев не может заключить договор на охрану.

Три организации, используя в качестве инструмента давления на заказчика профессиональное обжалование, в течение всего этого времени обжалуют в антимонопольном органе положения закупочной документации, при этом не участвуя в самой закупке.

Сами участники сговора своих истинных намерений не скрывают и открыто высказывают угрозы о регулярных обжалованиях до получения ими определенного результата.

ФАС против заказчика

При этом удивляет позиция самого антимонопольного органа, который в нарушение законодательства субъективно оценивает такие понятия как «конкуренция» и «ограничение конкуренции» и в правомерных, установленных в соответствии с нормами Закона о закупках требованиях к участнику закупки и перечню документов, видит абстрактную угрозу правоотношениям в данной сфере.

Жалобы зачастую подаются в день окончания подачи заявок с целью сорвать заключение договора заказчиком и добросовестным победителем закупки. При этом удивительно, что в направляемых антимонопольным органом документах, как и в базе его решений, невозможно отследить поступление жалоб.

По вышеуказанной закупке охранных услуг заказчик участвовал в рассмотрении дела по жалобе с датой, фиксированной самим заявителем ранее даты опубликованной в ЕИС закупки. То есть, заявитель жаловался на положения закупочной документации, которая на дату оформления жалобы не была опубликована.

И антимонопольный орган рассмотрел жалобу в обычном порядке.

Такое лояльное отношение антимонопольного органа к недобросовестным участникам рынка, в том числе, профессиональным жалобщикам, порождает и поощряет новое направление противоправного бизнеса, построенного на дезорганизации работы заказчиков и устранении конкурентов.

Получается замкнутый круг: заказчик не вправе реализовать свои права в рамках действующего законодательства путем установления каких-либо требований в целях оптимального соотношения цены и качества. Также он не может защитить себя от ненадлежащего исполнения договора посредством соответствующих пунктов проекта договора и технического задания.

В итоге, заказчики вынуждены довольствоваться подрядчиками с которыми договоры заключаются по результатам профессионального обжалования или демпинга, но с потенциальными рисками неисполнения или ненадлежащего исполнения договора.

Отдельно следует указать на морально-этическую составляющую при рассмотрении жалоб в антимонопольном органе. Заказчики и участники согласно действующему законодательству Российской Федерации в сфере закупок являются равноправными сторонами, тогда как практика сложилась в пользу ущемления прав и законных интересов самого заказчика.

Непозволителен раздражительный и обвинительный тон со стороны членов комиссии антимонопольного органа, равно как и требовательный — с подачи антимонопольного органа – со стороны участника закупки.

Стали возможны случаи, когда при рассмотрении жалобы в антимонопольном органе заявитель требует пояснений от представителя заказчика, включения сформулированных им положений в закупочную документацию, допускает обвинения и угрозы в адрес заказчика и самостоятельно определяет процедурные моменты, связанные с рассмотрением дела.

Закупки в законе

Между тем, в действующем законодательстве отсутствует какая-либо обязанность заказчика отчитываться перед участником закупки, разъяснять положения закупочной документации по истечении определенного законом срока.

Закупочная документация, как правило, носит универсальный характер и разрабатывается для неопределенного круга лиц. Априори невозможно определить, какие конкретные положения могут представлять собой сложность для уяснения потенциальными участниками закупки, уровень компетентности их представителей.

В связи с этим законодателем и предложен механизм направления ими запросов на разъяснения положений закупочной документации. Если заявителем не запрашивались разъяснения, это свидетельствует об отсутствии у него явного намерения в участии в закупке и осуществлении каких-либо организационных и подготовительных мер к такому участию.

Потому вызывают много вопросов ситуации, когда заявитель жалобы, который не подал ни одного запроса на разъяснение положений документации, при рассмотрении дела настойчиво требует пояснений от заказчика, невзирая на то, что потенциально не является субъектом данных правоотношений.

Странно, что профессиональные жалобщики видят угрозу своим правам и законным интересам только со стороны заказчиков, в то время как при обращении в иные организации, например, в страховые организации, в налоговые и иные органы не оспаривают требования в части содержания и перечня необходимых документов.

Представляется очевидным, что права и законные интересы заявителя жалобы никак не могут быть затронуты и ущемлены заказчиком, если заявитель не принимал участия в закупке и не имел такого намерения.

В соответствии с нормами закона о закупках заказчик имеет право самостоятельно устанавливать требования к претендентам, к составу их заявок, перечень документов, представляемых претендентами для подтверждения их соответствия требованиям.

Кроме того, участие в закупке носит добровольный, а не принудительный характер, и предполагает согласие участника закупки с условиями закупочной документации.

Проблем в сфере закупок намного больше, чем отражено в этом письме. Их количество увеличивается с каждым годом и ведет к образованию паразитирующих прослоек между заказчиками и добросовестными участниками закупок. Между тем целей и принципов, установленных действующим законодательством в сфере закупок, невозможно достичь при существующих негативных тенденциях и подходах.

  • Коррекция этих тенденций и подходов, должное стимулирование добросовестных участников рынка закупок, направленность на достижение качественных результатов, ориентир на лучшие практики будет стимулировать активный рост экономики и развитие государства в целом”.
  • Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях при проведении госзакупок — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

«Две строчки» ценою в 10 тысяч евро, или Как УФАС не заметило нарушений в закупке

«Газпром» предпочел переплатить одному участнику закупки, необоснованно отклонив заявку второго участника, предложение которого было выгоднее. УФАС встало на сторону «Газпрома»

Открытость и прозрачность – основные принципы, по которым на территории РФ должны проводиться аукционы и торги. Для этого были созданы все условия: и законы придуманы, и специальные площадки организованы. Вот только русский народ не сломить никакими нормами и требованиями.

Часто мы продолжаем жить по принципу «вижу цель – не вижу препятствий». Еще хуже, когда этих самых «препятствий» (читай – законов) не замечают те, кто должен блюсти законность проводимых закупок.

Такая история о неоднозначной закупке есть в «копилке дел» нашей юридической компании «Гаврюшкин и партнеры».

В 2020 г. ОАО «Газпромтрубинвест» (дочернее предприятие «Газпрома») на официальном сайте госзакупок объявило аукцион на поставку дисковых ножей для нужд своего предприятия. В торгах могли принимать участие представители малого и среднего бизнеса. Стартовая цена – чуть более 82 тысяч евро.

Побороться за право обеспечивать «газпромовскую дочку» необходимыми товарами заявились два участника. Один из них – Торговый дом «Челябинский завод специнструмента».

И цену, кстати, уральцы предложили отличную – выгодную для покупателя. Но как модно нынче говорить – «что-то пошло не так».

Иначе мы не рассказывали бы эту историю, так скажем, «потомкам в назидание»: а вдруг этот пример для кого-то станет наукой.

Перейдем к сути. Как уже было сказано, в октябре 2020 г. «Газпромтрубинвест» объявляет открытое маркетинговое исследование в электронной форме (читай – закупку) на поставку дисковых ножей. На торги заявляются два участника – каждый со своей ценой.

При этом цена южноуральской компании Торговый дом «Челябинский завод специнструмента» ниже на 10 тысяч евро. Весьма существенно, правда? Но по непонятным причинам «Газпром» отклоняет заявку из Челябинска.

Читайте также:  Утвердили правила для закупок программного обеспечения

При этом организатор торгов даже не считает нужным обозначить причину сего действа.

В последних числах декабря заказчик подводит итоги торгов и готов заключить договор с одним-единственным участником, оставшимся после того, как челябинцев «выкинули за борт». И не смущает «Газпром» даже то, что цена у участника-победителя существенно выше, чем предлагали конкуренты. Подумаешь, 10 тысяч евро больше, 10 тысяч меньше – копейки.

Вот только Торговый дом «Челябинский завод специнструмента» посчитал, что несправедливо с ним обошлись, не по закону как-то, и подал в Костромское УФАС жалобу на действия заказчика.

Когда за дело взялись юристы нашей компании «Гаврюшкин и партнеры», помимо негодования челябинцев о незаконном отклонении их заявки в аукционе нам удалось выяснить, что и торги сами по себе были проведены вне рамок закона.

В качестве способа организации закупки для субъектов малого и среднего предпринимательства заказчик выбрал неконкурентную закупку (маркетинговое исследование).

Но этот способ не соответствовал условиям собственного Положения, Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ и Постановления Правительства РФ от 11 декабря 2014 г. № 1352.

Также оператором электронной площадки для субъектов малого и среднего предпринимательства в регламенте не была предусмотрена неконкурентная закупка, но ее провели.

Что же касается отклонения на торгах заявки Торгового дома «Челябинский завод специнструмента», то тут все гораздо интереснее.

Заявка челябинцев была отклонена, как отмечено в протоколе, «по п. 6 Методики». И больше никаких причин не указано.

Если обратимся к этой самой Методике, то узнаем, что требования 6-го пункта заключаются в «наличии документов, определенных Документацией, и отсутствии в таких документах недостоверных сведений об Участнике или о закупаемых товарах (работах, услугах)».

То есть участник представляет заявку и пакет документов, а заказчик проверяет их полноту, правильность оформления и достоверность сведений. Если какой-то из этих критериев не соблюден – баста, дальше участник не идет.

Мы пришли к выводу, что заявка нашего клиента была необоснованно отклонена. Он представил все документы, предусмотренные закупочной документацией, и оформлены они были правильно; указал все необходимые сведения, и они были достоверны. Ссылка заказчика на несоответствие заявки требованиям п.

6 Методики является формальной и не свидетельствует о наличии реальных оснований для ее отклонения. Наш клиент представил пакет документов на 211 листах. И никаких запросов с требованием уточнить или дополнить указанные сведения заказчик не направлял участнику. Отклонил заявку – и на этом всё.

Получается, отклонение заявки на участие в маркетинговом исследовании имело формальный характер. Но согласитесь, это только в средней школе возможно: «Не нравишься ты мне – удалю из друзей в соцсети». А на официальных торгах такое отклонение «заявки в друзья» приводит к ограничению конкуренции.

Все описанное выше – еще «цветочки». «Ягодки» появились уже в ходе заседания и рассмотрения дела.

Первое, что заявили представители «Газпрома»: никому ничего они не должны. В смысле – не должны раскрывать причины отклонения заявки. Не нравится, мол, неизвестность – подавайте жалобу в УФАС. Ну или «приходите» к нам, мы расскажем, но только когда вы уже пропустите сроки подачи жалобы. Замкнутый круг.

И самое интересное, что ответчик – то самое дочернее предприятие «Газпрома» – в УФАСе-то раскрыл причину отклонения заявки: она, по их мнению, не соответствует требованиям закупочной документации, поскольку не хватает в ней некой «таблицы 2».

Здесь надо обратить внимание на то, что в «Техническом предложении» по форме той самой «таблицы 2» заказчик просит участника закупки либо подтвердить предъявленные требования к закупаемому товару, либо указать свои характеристики предлагаемого товара. А поскольку участник в своем «Техническом предложении» подтвердил требования, предъявленные организатором, по содержанию поданная им форма соответствует сути этой злополучной «второй таблицы».

Кроме того, согласно п. 2.5.

4 Документации о маркетинговых исследованиях организатор вправе не обращать внимания на мелкие недочеты, несоответствия и погрешности, которые не оказывают существенного влияния на условия, предлагаемые участником закупки, и на возможности участника, связанные с выполнением обязательств по договору. С учетом того что наш клиент предоставил всю необходимую информацию, которую требовалось включить в заявку на участие в закупке, его заявка была отклонена необоснованно.

Так из средней школы («не дружу – удалю из друзей») мы переместились в школу начальную: сказано отступать четыре клеточки, значит, надо четыре; отступил три или пять – уже оценка ниже. Но если в школе «цена погрешности» измеряется в баллах, то здесь – в тысячах евро и нарушении законодательства.

Однако Костромское УФАС встало на сторону «Газпрома» и решило, что Торговый дом «Челябинский завод специнструмента» все-таки не оформил должным образом таблицу, а значит, заявку его отклонили законно.

И уже не так важны другие 211 листов документов. И даже не важна выгода для «Газпрома» в 10 тысяч евро. Главное – «четыре клеточки отступить».

Невольно вспоминается анекдот: «Вам “шашечки” или ехать?»

Объективности ради надо отметить, что не все УФАС столь формально подходят к вопросу заполнения отдельно взятых «строчек». Пример тому – недавнее дело, в котором юристам нашей компании «Гаврюшкин и партнеры» удалось добиться справедливости.

Речь идет о закупке, размещенной АО «Транснефть-Сибирь». Предприятие решило заключить договор на поставку специализированных материалов и оборудования.

Но в конкурсной документации допустило весомую погрешность, ограничив конкуренцию участников. В ней было указано, что требуется поставка инструмента конкретного производителя.

Нет у вас такого инструмента – до свидания; есть отличный аналог – тоже мимо, нам не надо.

Этот аукцион заинтересовал челябинское предприятие «ХардМеталл», у которого нет продукции указанного в аукционе производителя, но есть аналог, ничем не уступающий «оригиналу». Хотелось поучаствовать, а не получалось.

Тогда «ХардМеталл» обратился за помощью к нам, а мы – в Тюменское УФАС, полагая, что права наших клиентов были нарушены.

Поясню: согласно закону требовать поставки инструмента конкретного производителя можно только тогда, когда он закупается для конкретного оборудования, когда с этим оборудованием совместим только инструмент данного производителя.

Безусловно, «Транснефть-Сибирь» отстаивала свою правоту, доказывая, что все у них по закону. Однако УФАС удовлетворило жалобу «ХардМеталл» и признало в действиях «Транснефть-Сибири» нарушение Закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

Но не все тут так однозначно.

Решение УФАС оказалось довольно странным: с одной стороны, антимонопольный орган признал нарушения АО «Транснефть-Сибирь»; а с другой – словно выгородил его, указав в своем решении, что закупаемый инструмент является расходным материалом для станков ЧПУ, т.е.

оборудования заказчика, а значит, возможна поставка инструмента конкретного производителя. Однако инструмент, который «Транснефть-Сибирь» собиралась закупать через аукцион, не является расходным материалом или запасной частью оборудования, он вполне самостоятельный.

Запасные части и расходные материалы предусматриваются технической документацией оборудования, используемого заказчиком.

В заседании УФАС техническая документация не исследовалась; заказчик не смог пояснить, к какому именно оборудованию приобретался инструмент и есть ли у него вообще такое оборудование.

Поэтому мы обратились в Арбитражный суд Тюменской области. Ему и предстоит поставить окончательную точку в этом вопросе.

Фас объяснила идею ограничить круг площадок для закупок госкомпаний — рбк

После презентации инициативы ФАС несколько операторов торгов по 223-ФЗ, которые могут быть отстранены от закупок госкомпаний, пожаловались в правительство. Копия обращения есть в РБК. Как следует из документа, правительство перенаправило письмо в Минфин, Минэкономразвития и ФАС с просьбой рассмотреть обращение и сообщить результаты.

Документ подписали руководители четырех площадок: ОТС, «Биржа СПБ», ЕСТП и ЭТП (официальная торговая площадка «Ростеха» и «Транснефти»).

По данным Единой информационной системы в сфере закупок (ЕИС), все они работают приблизительно с 5 тыс. заказчиков и за 2019 год провели закупки на 780 млрд руб.

При этом только три крупнейшие площадки из списка правительства работают с 20 тыс. заказчиков и провели закупки на 5 трлн руб.

В письме утверждается: «ФАС и Минфин выстраивают административные барьеры для развития рынка, вводят искусственные ограничения для входа новых инновационных игроков, последовательно осуществляют административный передел в пользу олигополии из восьми «отобранных ЭТП» в ущерб всем остальным». Тенденция к унификации торгов создает риск ухода с рынка большинства операторов коммерческих площадок, предупредили авторы обращения.

РБК направил запросы в правительство, Минфин и Минэкономразвития.

Мнение крупнейших игроков

Возможность перевести все закупки госкомпаний по 223-ФЗ на ограниченное число площадок обсуждается последние лет пять, рассказал РБК гендиректор Российского аукционного дома (РАД) и глава комитета по торгам и закупкам «Деловой России» Андрей Степаненко.

«Среди основных причин в пользу небольшого количества участников — это возможность интеграции с площадками по большому объему бизнес-процессов, возможность контроля площадок, управляемость стратегически важной закупочной отрасли в целом, — прокомментировал РБК гендиректор «РТС-тендера» Владимир Лишенков. — Думаю, сложно поспорить с тем, что восемь универсальных игроков функционируют в конкурентной среде».

По мнению Степаненко, после передачи всех закупок по 44-ФЗ восьми операторам был «достигнут необходимый баланс».

«Эти площадки сильно изменились с 2018 года: стали универсальными, занимаются не только закупками, но и продажами, появились новые сервисы для заказчиков и поставщиков, — отметил он.

 — За закупками на нескольких площадках проще следить, но далее сокращать их число нецелесообразно».

Конкуренция среди электронных площадок стимулирует развитие новых сервисов для клиентов, и в то же время игроки должны соответствовать «весомым требованиям» для исключения однодневок, прокомментировала РБК заместитель гендиректора национальной электронной площадки «Фабрикант» (оператор — АО «ЭТС», входит в отобранные правительством) Мария Семенова. Ограничить число допущенных к торгам операторов необходимо, чтобы избавиться от площадок-однодневок, солидарна замгендиректора Агентства по госзаказу Татарстана Вероника Шегунова.

С 2014 года регулирование ужесточилось и проблема «фантомных» площадок-однодневок уже не так актуальна, поясняли ранее РБК эксперты. Например, все действующие сейчас электронные площадки по продаже имущества банкротовполучили аккредитацию после проверки Минэкономразвития и вступили в саморегулируемые организации (СРО), где созданы компенсационные фонды для возмещения вреда.

Читайте также:  Банки предложили создать единый зарплатный реестр

В чем претензии авторов письма

Авторы жалобы в правительство утверждают: якобы шесть из восьми отобранных правительством площадок были выбраны без конкурса, а еще две допущены исходя из общей суммы проведенных закупок, без учета числа заказчиков и процедур.

Конкурс проводился исходя из требований к площадкам, введенных в 2018 году постановлением правительства № 656. «Это был не номинальный отбор, — прокомментировал РБК гендиректор «РТС-тендера».

 — Межведомственной комиссией с участием представителей Минфина и Федерального казначейства были проведены технологические аудиты площадок, проверки интеграции с ЕИС, ЕСИА и системой «Независимый регистратор».

За этим стояла масштабная и трудоемкая подготовительная работа».

По мнению гендиректора РАДа Степаненко, теперь необходимо скорректировать введенные в 2018 году требования к площадкам с учетом их универсальности.

В частности, согласно документу, оператор электронной площадки обязан обеспечивать не менее 5% общего числа закупок, которое рассчитывается как общее количество состоявшихся процедур.

«5% рынка по количеству закупок сегодня преодолевают только три из восьми отобранных правительством площадок. Если нормативы не изменятся, то число площадок может сократиться и это точно негативно отразится на отрасли», — предупредил Степаненко.

Как считают авторы обращения в правительство, отобранные правительством операторы «не прилагают достаточных усилий для привлечения и обучения МСП». «Российский аукционный дом, со своей стороны, предоставляет малому и среднему бизнесу все необходимые сервисы. Не знаю, чем инструменты пожаловавшихся правительству площадок лучше», — прокомментировал гендиректор РАДа.

Пожаловавшиеся в правительство операторы указали, что за 2019 год на них подано меньше жалоб, чем на отобранные правительством площадки. В ФАС отметили, что приводимые цифры по электронным площадкам не релевантны.

«Статистика ни о чем не говорит, бóльшая часть жалоб являются необоснованными», — пояснила замгендиректора «НЭП — Фабрикант» Семенова. Зачастую основная причина — неправильные действия самих участников (поставщиков).

К примеру, нарушение регламентированных сроков подписания контрактов, отсутствие обеспечительных средств в полном объеме (на спецсчете), некорректное заполнение заявки, отсутствие (неправильное оформление) документов и т.д.

, пояснила эксперт.

«Банально: есть ложь, большая ложь и статистика. Наша площадка за 11 лет имеет 11 жалоб, признанных ФАС обоснованными», — сказала РБК замгендиректора Агентства по госзаказу Татарстана Шегунова.

Статистика по жалобам на площадки для госказкупок не показательна, поскольку число заказчиков по 44-ФЗ кратно больше, чем заказчиков по 223-ФЗ, пояснил гендиректор «РТС-тендера» Лишенков.

Другая причина — это существенно большее число процедур на отобранных площадках.

«Чем больше процедур, тем большее количество спорных ситуаций может возникнуть среди всех сторон и участников процедуры закупок», — отметил он.

Ранее Минэкономразвития в рамках реформы банкротств выступило за перевод всех торгов имуществом должников с нынешних 48 площадок на восемь отобранных правительством.

По мнению ведомства, это позволит продавать активы должников дороже, а значит удовлетворять больше требований кредиторов.

Участники рынка выступили против реформы, предупредив о закрытии 90% площадок по продаже имущества банкротов, рисках остановки торгов и росте тарифов.

Госзакупки: ФАС и Росфинмониторинг подружились

Процедуры закупок проверяют на каждом из этапов – от планирования до выполнения обязательств по контракту. Контроль осуществляется по различным направлениям: правовому, общественному, финансовому.

 Всем известно, что за закупками пристально следит ФАС, расходование средств отслеживает казначейство, однако не все знают, что в числе структур, внимательно наблюдающих за госзакупками, есть еще одна – Росфинмониторинг.

  Решили участвовать в крупном госзаказе – будьте готовы к тому, что вас проверят на применение коррупционных и «отмывочных» схем. Подробности в нашей статье.

6,5 трлн руб.  — составил объем по закупкам за 10 месяцев 2020 года в соответствии с законом «О контрактной системе», 44-Ф.

16 трлн руб. – составил объем закупок за 10 месяцев 2020 года в соответствии с законом «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», 223-ФЗ.

Источник: Единая информационная система (ЕИС) в сфере закупок, данные на 30 октября 2020 года.

В кризисные времена госзакупки становятся одним из способов удержаться на плаву даже для тех, кто в спокойные времена не смотрел в сторону работы с госзаказами. «Коронакризис» – не исключение.

Эксперты ожидают нового всплеска интереса к госзакупкам.

В данной статье мы расскажем о том, какие внешние структуры контролируют этот процесс, а также подробнее остановимся на том, куда направлен фокус внимания Росфинмониторинга в вопросе госзакупок.

Этапы контроля

Ошибочно думать, что госзакупки контролируются только в момент проведения и на этапе исполнения. Контролю подлежит весь цикл, который проходит закупка.

Какие этапы государственной закупки подлежат контролю:

  • планирование закупки,
  • проведение закупки любым из способов, в том числе закрытым способом,
  • исполнение контракта на каждом этапе,
  • отчетность,
  • порядок использования закупленных товаров, услуг.

Кто контролирует госзакупки

Кроме того, что сами государственные заказчики контролируют закупки, их головные ведомства, например, «Ростех», «Росатом» и др., за расходованием бюджетных средств наблюдает еще множество структур. Их можно обобщить в 3 основные группы: правовые, финансовые и общественные.

  • Правовой контроль. Основным контрольным органом в сфере закупок является ФАС (Федеральная антимонопольная служба). ФАС осуществляет контроль и надзор надлежащего исполнения законов о конкуренции на товарных и финансовых рынках, о естественных монополиях, рекламе, гособоронзаказе, а также в сфере закупок. Также контроль могут осуществлять государственные органы, органы муниципальной власти.
  • Общественный контроль. Контроль за госзакупками имеют право осуществлять как конкретные общественные организации, так и обычные граждане. Закупки, начальная цена которых выше 1 млрд рублей, должны пройти процедуру обязательного общественного обсуждения. Общественность также может дать независимую оценку итогов госзакупки, отслеживать ход исполнения контракта и запрашивать сведения о его исполнении, в случае выявленных нарушений – обращаться с заявлением в контролирующие органы, судебные инстанции.
  • Финансовый контроль. Обязанность контролировать финансовую составляющую в вопросе госзакупок возложена прежде всего на Федеральное казначейство. Оно проверяет правильность отражения в плане закупок объема финансового обеспечения, проверяет правильность отображения идентификационного кода закупки и т.п. Кроме казначейства контролировать финансовую сторону госзакупки могут органы управления государственными внебюджетными фондами, региональные финансовые органы. Проверять госзакупки на предмет коррупционной, террористической и «отмывочной» составляющих имеет право и надзорный орган под названием Росфинмониторинг.
  • Результаты контрольной деятельности Росфинмониторинга за 2019 год:
  • 379 — общее количество проверок, проведенных в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей,
  • 373 — общее количество юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, в ходе проведения проверок в отношении которых выявлены правонарушения,
  • 15% нарушителей смогли доказать свою невиновность в суде.

Соглашение между ФАС и Росфинмониторингом

Между ФАС и Росфинмониторингом подписано соглашение об информационном взаимодействии при выявлении картелей и иных форм сговоров. Структуры обмениваются информацией и как следует из данных их совместного пресс-релиза, особенно успешно ведется работа в бюджетной сфере: при проведении государственных закупок и закупок госкомпаний.

По результатам совместных расследований за период с 2016 года по первое полугодие 2018 года, ФАС России и ее территориальными органами возбуждено 22 дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Нарушения зафиксированы преимущественно в сферах поставок фармацевтических препаратов и медицинских изделий, строительства, питания для социальных и образовательных учреждений.

На участников картелей наложены административные штрафы на общую сумму около 1 млрд рублей.

История одного дела: 90 организаций участвовали в 18 открытых аукционах в электронной форме на поставку имущества для силовых структур на 3,5 млрд рублей. В торгах были усмотрены признаки картельной сделки, участники привлечены к административной ответственности на сумму более 600 млн рублей.

ФАС и Росфинмониторинг подписали дополнительный протокол о сотрудничестве.

«Подписание дополнительного протокола к Соглашению о взаимодействии откроет новые возможности для оперативного взаимодействия территориальных органов ФАС России и территориальных органов Росфинмониторинга.

Информация больше не будет идти через центральные аппараты ведомств, а территориальные управления наших служб будут взаимодействовать напрямую», — рассказали в ФАС.

Что в фокусе Финмониторинга

Финмониторинг держит на контроле крупные сделки. По небольшим госзакупкам мониторинг носит заявительный характер.

На что обращает внимание Финмониторинг:

  1. «Чистота» участников закупки. Структура изучает всех участников крупных торгов.
  2. Ход расходования средств, полученных по госконтракту.  Структура может отслеживать в том числе платежи поставщикам, зарплаты сотрудникам и т.п.
  3. Под мониторинг могут попасть и контрагенты компании, работающей по госконтракту. Под внимание Финмониторинга могут попасть компании, которые сами не участвовали в госзакупках.

Как обеспечить «гигиену» работы фирмы?

Чтобы не оказаться в числе тех, к кому проявит повышенный интерес Росфинмониторинг, нужно соблюдать определенную финансовую «гигиену»: не проводить операций, вызывающих вопросы, быть в контакте с банком, отвечать на его запросы, подавать актуальную информацию о компании и т.п.

Навести порядок в делах, чтобы смело идти на торги, призваны помочь электронные сервисы. СБИС Финансовый анализ позволяет получить экономическую и финансовую оценку работы компании без расходов на консультанта. СБИС Сверка проведет сверку с бюджетом и выявит все расхождения.

СБИС ЭДО  позволит наладить документооборот, повысить управляемость бизнеса, а также выстроить бесперебойное взаимодействие с контрагентами. Еще один незаменимый инструмент для соблюдения дисциплины – это СБИС Электронная отчетность.

С ним отчетность в надзорные органы сдавать намного проще.

СБИС Торги позволяет аккумулировать данные со всех торговых площадок в одном месте, позволяет узнавать об интересных торгах первыми, также сервис поможет оценить шансы на победу в конкретной закупке.

Не забывайте о том, что обязательным условием для участия в электронных торгах является наличие электронной подписи. Заказать ЭЦП для торгов на торговых площадках можно в нашем Центре ЭЦП.

О том, как повысить эффективность участия в торгах с помощью СБИС, вам готовы рассказать наши специалисты.

Оставьте заявку и получите бесплатную консультацию и выгодное предложение на СБИС уже сегодня.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *