Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

26 марта 2021

Конференция «ЗАБИЗНЕС: рейтинг регионов. Свердловская область»: о типичных проблемах предпринимателей при взаимодействии с силовыми и надзорными органами рассказала Е.Н. Артюх

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

26 марта 2021 года в резиденции Губернатора Свердловской области состоялась Всероссийская конференция «ЗАБИЗНЕС: рейтинг регионов. Свердловская область», где в прямом диалоге предпринимателей и органов власти прошло обсуждение самых актуальных вопросов силового давления на бизнес: обсудили вопросы защиты предпринимателей, предложения по формированию новых стандартов работы органов власти с обращениями предпринимателей и повышения прозрачности деятельности силовых структур, меры государственной поддержки предпринимательства в Свердловской области и другое.

Платформа ЗАБИЗНЕС.РФ создана в ноябре 2019 года. Это удобный и современный сервис подачи обращений из любой точки России.

Целью деятельности платформы является содействие развитию предпринимательского климата в Российской Федерации, включая улучшение условий ведения предпринимательской деятельности, снятие административных барьеров для бизнеса, а также снижение административного давления на бизнес. На сайте Уполномоченного размещена памятка по работе с платформой.

Модерировали конференцию генеральный директор АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей «ЗаБизнес.РФ» Э.Л.

 Сидоренко (презентация ее выступления здесь), Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Е.Н.

 Артюх, председатель Свердловского областного отделения общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» И.В. Тыщенко.

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

В мероприятии приняли участие исполняющий обязанности Губернатора Свердловской области А.Г. Высокинский, начальник управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по Уральскому федеральному округу Д.В.

Брытков, Заместитель начальника Главного управления по надзору за исполнением федерального законодательства – начальник управления по надзору за соблюдением прав предпринимателей Генеральной прокуратуры Российской Федерации А.Н. Кононенко (в режиме ВКС), исполняющий обязанности прокурора Свердловской области В.

А. Чукреев, общественный представитель по направлению «Предпринимательство и технологии», председатель комитета по инвестициям и развитию «ОПОРА РОССИИ», общественный помощник свердловского бизнес-омбудсмена Ю.С. Васильева, вице-президент Уральской торгово-промышленной палаты Д.В.

Мазуровский, президент Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области А.А. Филипенков, предприниматели Свердловской области.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Е.Н. Артюх рассказала о типичных проблемах субъектов предпринимательской деятельности при взаимодействии с силовыми и надзорными органами (презентация).

Вопросы силового давления на бизнес постоянно находятся в поле зрения бизнес-омбудсменов.

Собственно, одной из причин учреждения в 2012 году должности Уполномоченных по защите прав предпринимателей на федеральном уровне, а позднее и на региональном — была необходимость создания дополнительных инструментов защиты предпринимательства от незаконного или необоснованного жесткого административного и уголовного воздействия.

  • «Уголовно-правовые риски в предпринимательской деятельности – пожалуй, одни из самых существенных по разрушительности воздействия, – подчеркнула Елена Николаевна. — Так, по результатам опроса, представленным федеральным бизнес-омбудсменом в докладе Главе государства в 2018 году, было отмечено, что:
  • — почти 90 % предпринимателей, подвергавшихся уголовному преследованию, сообщили, что в результате их бизнес полностью или частично разрушен;
  • — 81 % опрошенных отметили, что в результате уголовного преследования часть их сотрудников потеряла работу. В среднем – это 130 человек, потерявших работу, на одного такого предпринимателя;
  • – почти каждый четвертый, подвергавшийся уголовному преследованию сообщил, что не готов больше заниматься бизнесом».

Из года в год жалобы хозяйствующих субъектов на действия, бездействие или решения правоохранительных органов, органов прокуратуры — в числе лидеров. В Свердловской области Уполномоченный фиксирует явный рост таких обращений: 2016 год – 11,7 % от всех жалоб; 2017 год – 15,3 %; 2018 год – 19,6 %; 2019 – уже 25,6 %. И лишь в «ковидном» 2020 году произошло снижение доли таких жалоб (16 %).

Из «четверки» силовых ведомств предприниматели чаще всего жалуются на полицию.

Нужно сказать, что сейчас отмечается некоторое изменение вектора типичной проблематики в жалобах на правоохранительные органы.

В первые годы работы бизнес-омбудсмена подавляющее число обращений касалось вопросов незаконного уголовного преследования. Сейчас всё больше обращений об отсутствии надлежащей защиты силами уголовной юстиции предпринимателей как потерпевших по делам об экономических преступлениях в отношении них.

Это – волокита и бездействие при проведении проверок в порядке статей 144–145 УПК РФ, многомесячные «путешествия» материалов КУСП между органами полиции в связи со спорами о территориальности; бесконечные отказы в возбуждении уголовных дел, отмена таких отказов как необоснованных и новые отказы.

Несколько примеров.

Индивидуальный предприниматель жаловалась на бездействие полиции по материалу доследственной проверки относительно мошеннических действий в отношении ее банковского счета, а также на районную прокуратуру в части ненадлежащего надзора.

С октября 2018 года несколько месяцев материал проверки передавался между органами полиции по соображениям территориальности. А потом — между подразделениями УМВД России по  Екатеринбургу.

Наконец было принято процессуальное решение – отказать в возбуждении уголовного дела, отказ признан не обоснованным и отменен. И так несколько раз.

Только после вмешательства Уполномоченного и обращения к прокурору Свердловской области буквально на днях уголовное дело о мошенничестве было возбуждено. С момента обращения предпринимателя в полицию за защитой прошло 2 года 5 месяцев. Права потерпевшего пока не восстановлены.

Ещё пример. Аккредитованная для лабораторных исследований компания жаловалась на бездействие сотрудников полиции по заявлению о совершенном преступлении, а именно – фальсификации неизвестными лицами протоколов инструментальных измерений загрязняющих выбросов, выдаваемых от имени этой аккредитованной компании.

В течение года проводились доследственные проверки с неоднократными отказами в возбуждении уголовного дела и с отменой их прокуратурой. Только после повторного обращения Уполномоченного к прокурору области и принятых им мер реагирования полицией принято решение о возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 327 УК РФ.

  Расследование пока не завершено, с момента возможного совершения преступления против компании прошло почти два года.

Сохраняется значительное число обращений по фактам изъятий документов, электронных носителей информации, другого имущества предприятий в ходе осмотра места происшествия и длительного невозврата их собственникам без возможности копирования.

Это во многих случаях практически парализует хозяйственную и финансовую деятельность предприятий, которые еще ни в чем не провинились, а уже претерпевают риск прекратить деятельность как бизнес-единица, как налогоплательщик и как работодатель.

Хотя законодатель четко определил условия изъятия, порядок  и сроки возврата.

Например, в апреле 2020 года сотрудники полиции в процессе осмотра помещения изъяли системные блоки, сервер и папки с документами, принадлежащими жилищной управляющей компании. До настоящего времени изъятое в полном объеме так и не возвращено.

  Изъятому не присвоен статус вещественных доказательств. Работа лицензированной компании, у которой в управлении 46 домов, более 10,5 тыс.

квартир, более 60 работников, 100 контрагентов, мягко говоря, затруднена уже в течение целого года, хотя никто еще ни в чем не обвиняется по части финансово-хозяйственной деятельности.

Вообще процессуальный статус такого действия «как осмотр места происшествия» по делам о преступлениях в экономической сфере, права и обязанности участников его, по мнению Уполномоченного, нужно очень серьезно корректировать в УПК РФ.

В последнее время свердловский бизнес-омбудсмен несколько реже получает жалобы на незаконное уголовное преследование. Однако эта проблематика сохраняется.

И здесь нельзя не обозначить одну из проблем, порожденную известными поправками в УПК РФ относительно оснований и порядка возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям.

Речь идет о ситуациях, когда такие дела возбуждаются задолго до вступления в законную силу решений налоговых органов, которыми были бы установлены размеры недоимки, финансовых санкций.

Складывается парадоксальная история – уголовное дело в отношении директора уже возбуждено и расследуется, а предприятие продолжает оспаривать в суде результаты налоговой проверки и, возможно, налоговый орган не отстоит свое решение в заявленной сумме. А она — квалифицирующий признак.

При этом до вступления в силу решения по налоговой проверке сумма финансовых претензий государства не определена и не ясно как обвиняемому, например, реализовывать право всё заплатить и получить освобождение от уголовной ответственности.  Е.Н. Артюх считает, что нужно вернуться к вопросу о корректировке оснований и порядка возбуждения дел о налоговых преступлениях.

А вообще в большинстве жалоб на правоохранительные органы выявляются нарушения разумного срока уголовного судопроизводства, соблюдение которого гарантировано статьей 6.1 УПК РФ. Касается это и прав потерпевших предпринимателей, и привлекаемых к уголовной ответственности.

К сожалению, надзор со стороны органов прокуратуры иногда бывает достаточно формальным, а принимаемые меры прокурорского реагирования не всегда приводят к реальному восстановлению нарушенных прав.

Уполномоченный уверен, что процессуальные полномочия прокуроров по надзору за доследственными проверками и при расследовании уголовных дел должны быть расширены (например, до «советского» объема), но, с другой стороны, и имеющиеся надзорные полномочия могут быть реализованы более эффективно.

Особенно, когда речь идет об избрании предпринимателям меры пресечения в виде заключения под стражу.

Читайте также:  Минтруд заявил, что печать в трудовых книжках больше не нужна

В работе с жалобами на силовые ведомства, часто бывают эффективными совместные приемы, которые Уполномоченный проводит с руководителями правоохранительных органов. В ходе таких приемов отдельные вопросы решаются довольно оперативно или, по крайней мере, берутся на личный контроль руководителями.

Например, в 2020 году к Е.Н. Артюх поступил ряд однотипных жалоб от предпринимателей о совершении в отношении них мошенничества и на многократные необоснованные отказы органов полиции в возбуждении уголовного дела. На просьбу Уполномоченного оперативно откликнулся заместитель прокурора Свердловской области В.А.

Чукреев и Уполномоченный совместно с ним, прокурором города Екатеринбурга и прокурором Кировского района города Екатеринбурга провели прием 9 предпринимателей. После выяснения всех обстоятельств ситуация была взята на личный контроль прокурором города, в течение недели после приема было возбуждено уголовное дело по части 5 статьи 159 Уголовного кодекса.

Права потерпевших предпринимателей защищаются.

  1. В отдельных случаях, к сожалению, только обращение к Уполномоченному при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей или в Генеральную прокуратуру бывает действенным.
  2. Как следует из уже упомянутого опроса федерального бизнес-омбудсмена в 2018 году:
  3. две трети экспертов не считали ведение бизнеса в России безопасным с точки зрения уголовного-правовых рисков;
  4. 70 % экспертов считали, что наше законодательство не предоставляет достаточно гарантий для защиты бизнеса от необоснованного уголовного преследования.

«Уверена, что расширение инструментов защиты при необоснованном уголовном преследовании или при бездействии и волоките очень важно для добросовестного бизнеса. Платформа ЗАБИЗНЕС – из числа таких важных современных цифровых возможностей», – подчеркнул бизнес-омбудсмен.

С ноября 2019 года, сразу после запуска платформы, во всех случаях обращения к Уполномоченному с жалобами на силовое давление предпринимателям письменно разъясняется возможность подать жалобу в соответствующее федеральное ведомство через платформу. В целях закрепления сотрудничества АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей» и Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области заключили Соглашение о взаимодействии. 

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

 «Полагаю, что повышение эффективности рассмотрения обращений через платформу ЗАБИЗНЕС, развитие межведомственного взаимодействия федеральных силовых ведомств, без сомнения, улучшат условия ведения бизнеса в стране, повысят уровень его защищенности.

В заключение, коллеги, предлагаю обратить внимание на возможность позитивного сотрудничества добросовестного бизнеса и правоохранительных органов в таких важнейших вопросах как противодействие нелегальному предпринимательству и обороту контрафактной продукции. Результатом будет и нормализация конкурентной среды, и польза правопорядку!

«Большая Четверка» правоохранительных органов могла бы соединить усилия в этой части с «Большой Четверкой» деловых объединений», – завершила выступление Е.Н. Артюх.

После конференции состоялся прием предпринимателей, который провели: генеральный директор АНО «Платформа для работы с обращениями предпринимателей «ЗаБизнес.РФ» Э.Л. Сидоренко, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Свердловской области Е.Н.

Артюх, исполняющий обязанности прокурора Свердловской области В.А. Чукреев, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Свердловской области Р.С.

Даулетов, старший прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по Уральскому федеральному округу Н.В. Казакова.

В пресс-релизе использованы фотографии Департамента информационной политики Свердловской области. 

Назад к списку

Региональные бизнес-омбудсмены обсудили взаимодействие предпринимателей с ФНС

27 сентября 2018 года в Калининграде состоялось заседание круглого стола, на котором обсуждались вопросы взаимодействия предпринимателей с Федеральной налоговой службой. В мероприятии приняли участие Уполномоченные по защите прав предпринимателей более чем из 20 регионов России, а также калининградские эксперты и представители бизнес-сообществ.

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

В числе обсуждаемых в ходе мероприятия вопросов: нарушения прав предпринимателей при регистрации в налоговых органах; дробление бизнеса; налоговое администрирование; судебная практика при работе с ФНС; уголовное преследование по налоговым вопросам и многое другое.

О проблемах субъектов предпринимательской деятельности при взаимодействии с налоговыми органами, а также о практике Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Пермском крае проинформировал бизнес-омбудсмен Вячеслав Белов.

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

Не менее важной проблемой, которую выделил пермский бизнес-омбудсмен, является взыскание задолженности по страховым взносам. Напомним, что Федеральным законом от 03.07.2016 № 243-ФЗ года налоговым органам переданы полномочия по администрированию страховых взносов.

В адрес Уполномоченных практически по всех регионах страны стали поступать жалобы от предпринимателей о направлении требований об уплате задолженности за прошлые периоды, о которой они не знали.

Причиной этому стало недостаточное взаимодействие между ПФР и налоговыми органами и информирование предпринимателей, которые вынуждены были платить штрафы. Ознакомиться с презентацией к выступлению можно пройдя по ссылке.

В результате состоявшегося мероприятия среди основных предложений по налоговому администрированию, прозвучавших на круглом столе, можно выделить следующие: закрепление в законе переходного налогового режима; возможность более доступной рассрочки по итогам проверки; принятие специальной федеральной амнистии; четкое определение критериев дробления бизнеса, определений «массовый руководитель» и «массовые адреса»; ведение разъяснительной работы; замена фискальной цели на цель легализации; недопустимость уголовного преследования, если все операции отражены в бухгалтерском учете и отчетности.

Все предложения, озвученные в ходе круглого стола, будут представлены на XII Сибирском налоговом форуме, а также осенью текущего года на очередной Всероссийской конференции Уполномоченных по защите прав предпринимателей и в дальнейшем могут быть включены в ежегодный доклад бизнес-омбудсмена Бориса Титова Президенту Российской Федерации Владимиру Путину.

Правительство готово защитить бизнес от силовиков ради роста инвестиций

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

Премьер Дмитрий Медведев признал, что доверия бизнеса силовикам не хватает / Александр Миридонов / Коммерсантъ

Премьер-министр Дмитрий Медведев раздал министерствам и ведомствам поручения по ускорению экономического роста и созданию условий для привлечения инвестиций.

Чтобы предприниматели стали больше вкладывать, власти обещают заняться реформой правоохранительной и судебной систем.

Предложения, как повысить к ним доверие бизнеса, Минэкономразвития, силовики, Верховный суд, бизнес-омбудсмен Борис Титов должны представить до 16 декабря, говорится в опубликованном на сайте правительства документе.

Власти неоднократно признавали, что бизнес-климат недостаточно привлекателен для стимулирования инвестиций.

На Петербургском международном экономическом форуме в июне первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов призвал серьезно заниматься проблемами в работе судебной и правоохранительной систем.

А президент Владимир Путин тогда же поручал исключить даже формальные возможности для давления на бизнес, а также очистить силовые структуры и судебную систему от недобросовестных сотрудников.

Но официальные предложения, как реформировать правоохранительную и судебную системы, в правительство так и не поступили.

Счетная палата и Минфин, например, предлагали перенести из Уголовного кодекса в КоАП некоторые преступления, например незаконное предпринимательство, незаконное использование товарного знака, а также вернуть действовавшие прежде правила возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях – до осени 2014 г. для этого требовалось заключение налоговиков.

Похожие пожелания были и у деловых объединений, они обсуждались в конце сентября в Минэкономразвития. Предложения, сформулированные на площадке министерства, могут быть внесены в правительство, говорит федеральный чиновник.

Одним из ключевых было предложение исключить возможность признавать работу холдинга организованной преступной группой, а сотрудников компании – ее участниками. Ограничить такие случаи Путин требовал в послании Федеральному собранию, но его поручение так и не было исполнено.

В администрации президента обсуждаются две конкурирующие концепции реализации поручения, рассказывал «Ведомостям» депутат Рифат Шайхутдинов: уточнить понятие преступной организации или прямо запретить совмещать обвинения по определенным статьям с обвинением в организации преступного сообщества.

Пока власти решают, как заставить бизнес поверить им и вкладывать деньги в экономику, доверие предпринимателей к властям снижается.

Согласно опросу Федеральной службы охраны, почти 70% из 180 специалистов и 85% из 200 переживших уголовное преследование предпринимателей считают ведение бизнеса в России небезопасным.

Для 45,2% опрошенных предпринимателей уголовное дело завершилось не приговором, а потерей бизнеса.

Давление на предпринимателей растет. Большой резонанс вызвало уголовное дело против основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви и еще четырех человек, в том числе партнера фонда – гражданина Франции Филиппа Дельпаля (следствие обвиняет их в хищении 2,5 млрд руб. у банка «Восточный»).

А также заочный арест основателя «Рольфа» Сергея Петрова, подозреваемого в выводе в офшоры 4 млрд руб. средств компании. «Это очень глупо. Инвестиций и так почти нет. Зачем еще сокращать их до нуля?» – возмущался крупный российский бизнесмен, подписавший обращение в суд в поддержку Калви.

Не ясно, как верить очередным обещаниям властей улучшить инвестиционный климат, говорит сотрудник фонда прямых инвестиций. За последние несколько лет почти все попытки либерализовать уголовное право или улучшить качество судебной системы закончились ничем.

Например, домашний арест, который должен был стать альтернативой помещения под стражу предпринимателей, почти не применяется. Как и залог в уголовном процессе – в 2017 г. он использовался лишь 133 раза, указывал Титов.

Чтобы защитить бизнес от разорения при оперативно-розыскных и следственных мероприятиях, в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены изменения, которые запрещают изымать электронные носители информации в ущерб бизнесу при расследовании экономических преступлений.

Читайте также:  Как получить выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП - пошаговая инструкция

Но такого ограничения по-прежнему нет в законе об оперативно-розыскной деятельности.

Российские власти делают ставку на рост инвестиций. По прогнозу Минэкономразвития, к 2024 г. доля инвестиций в экономике должна вырасти примерно на 4 п. п. до 25% ВВП. Но в 2018 г. и первой половине 2019 г.

склонность к инвестированию снижалась, хотя прибыль компаний росла, указывали эксперты Центра развития Высшей школы экономики. За первые полгода 2019 г. инвестиции в основной капитал выросли лишь на 0,6%. Темпы их роста в III квартале 2019 г.

ЦБ оценивал в интервале 0,3–0,8%.

Прямые иностранные инвестиции в российскую экономику сокращаются рекордными темпами. За 2018 г. они упали более чем в 3 раза до минимальных за 10 лет $8,8 млрд. Чистый отток иностранных инвестиций, напротив, вырос до $23,1 млрд. В I квартале 2019 г.

иностранные инвестиции начали восстанавливаться – за этот период они выросли на $10,2 млрд.

Но в условиях сохранения санкций и ухудшения инвестиционного имиджа России, в том числе из-за ареста Калви, существенного роста прямых иностранных инвестиций ждать не стоит, предупреждал директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель.

Представители МВД, ФСБ, СКР, Росгвардии и Минэкономразвития не ответили на запросы «Ведомостей», есть ли у них предварительные наработки для выполнения поручения премьера.

Силовики решили защитить бизнес от самих себя через ограничение оперативных мероприятий

Силовые структуры будут ограничены регламентом при взаимодействии с предпринимателями

Силовые ведомства сообща ограничили себя в проведении оперативно-разыскных мероприятий в отношении предпринимателей. Общий документ за подписью руководителей Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, МВД, ФСБ и Федеральной таможенной службы появился как ответ на действия рядовых сотрудников, которые регулярно нарушают порядок расследования уголовных дел в бизнес-сфере.

Совместный документ, устанавливающий правила проведение оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ), дознания и предварительного следствия в отношении предпринимателей, подписали генпрокурор Игорь Краснов, глава СКР Александр Бастрыкин, директор ФСБ Александр Бортников, министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава ФТС Владимир Булавин. Как сообщает «Коммерсант», в силовых ведомствах признали, что их сотрудники нарушают законы, принятые в защиту бизнеса, и возбуждают уголовные дела против предпринимателей без оглядки на действующие ограничения.

В межведомственном документе подтверждаются уже установленные ранее запреты на проведение процессуальных проверок предпринимателей без достаточных оснований, но также содержится и ряд новых положений.

Так, оперативникам запрещают вмешиваться в гражданско-правовые отношения между субъектами предпринимательской деятельности.

Как неоднократно отмечал ранее бизнес-омбудсмен Борис Титов, отдельные предприниматели нередко используют «заказные» уголовные дела для решения своих деловых споров с конкурентами.

Кроме того, оперативников ограничили в изъятии оригиналов документов и носителей информации на предприятиях, если они касаются хозяйственной деятельности и не относятся непосредственно к предмету расследования.

При этом силовики отныне будут обязаны обеспечить бизнесу условия для копирования информации, так как иначе это может привести к остановке деятельности предприятия.

В тех случаях, когда следователям и дознавателям нужна информация, не имеющая прямого отношения к расследованию уголовного дела, им придется самим ограничиться копиями.

«Исключается изъятие предметов, не относящихся к предмету проверки, за исключением тех, реализация которых в России запрещена в целом или в данном случае в связи с отсутствием у компании необходимой лицензии», — отмечает «Ъ».

Контролировать соблюдение новых требований со стороны оперативников будет Генеральная прокуратура. Она же должна будет выявлять случаи злоупотребления проверками со стороны следствия с целью давления на предпринимателей.

Если сотрудники какого-то ведомства по нескольку раз проверяют одну и ту же бизнес-структуру, прикрываясь расследованием уголовного дела, то прокурор может изъять документы дела и передать расследование в другой следственный орган.

Все перечисленные требования подкрепляются указанием четко соблюдать требования, установленных законодательством и постановлением пленума Верховного суда РФ при избрании меры пресечения бизнесменам.

Напомним, что закон запрещает арестовывать фигурантов уголовных дел, непосредственно связанных с предпринимательской деятельностью, однако следователи при поддержке судов до сих пор злоупотребляют этой мерой пресечения.

В результате бизнесмены могут годами сидеть в СИЗО, пока их бизнес рушится без руководства. В соглашении всем руководителям правоохранительных органов предписывается следить за тем, чтобы их подчиненные не обращались в суд с ходатайствами об аресте бизнесменов без конкретных на то оснований.

Если бизнесмен все же попал в СИЗО, то ему должны предоставить неограниченное право на свидания с нотариусом для оформления доверенностей, чтобы его предприятия могли продолжать свою работу.

Дополнительно следствие ограничат в сроках расследования — если они превышают 12 месяцев, то прокуроры на местах должны информировать об этом центральный аппарат ГП.

Борис Титов положительно оценил подписание соглашения между главами пяти силовых ведомств, но отметил, что документу не хватает запрета на привлечение предпринимателей к уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ (организованное преступное сообщество). 

Без арестов и изъятий: силовикам запретят разорять бизнесменов — Газета.Ru

Руководители ключевых силовых ведомств России подписали документ, нацеленный на борьбу с нарушениями в расследовании дел против предпринимателей.

Тем не менее бизнес-юристы считают, что некоторые реформы обречены на провал и сохранятся только на бумаге.

О том, как бизнесменов делают банкротами до суда, почему правоохранителям выгодно держать их в СИЗО и какое наказание грозит тем, кто будет затягивать следствие, — в материале «Газеты.Ru».

Руководители силовых ведомств подписали документ «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля» за органами, осуществляющими оперативно-разыскные мероприятия, дознание и предварительное следствие. Он нацелен на сокращение количества нарушений закона при расследований дел, затрагивающих интересы бизнеса. Об этом сообщает «Коммерсант» со ссылкой на собственные источники.

Подписи под ним, по данным СМИ, уже поставили генпрокурор Игорь Краснов, председатель СКР Александр Бастрыкин, директор ФСБ Александр Бортников, министр внутренних дел Владимир Колокольцев и глава ФТС Владимир Булавин. Как объяснил «Газете.Ru» специалист в области уголовно-правовой защиты бизнеса, адвокат Дмитрий Горбунов, это означает, что нововведения уже вступили в силу.

«С точки зрения права данный документ — это или совместный приказ или межведомственная инструкция. Иной вариант документа не будет иметь правовой императивной силы к исполнению. Какой-либо особой процедуры вступления в силу ничто из перечисленного не требует», — пояснил он. 

Что касается содержания самого документа, то, по мнению юристов, оно окажет существенную поддержку предпринимателям, попавшим в затруднительную ситуацию. Так, по мнению бизнес-юриста, адвоката Екатерины Антоновой, в первую очередь снизится давление на бизнес со стороны силовиков.

«Ранее механизмы помощи предпринимателям, попавшим под уголовное преследование, практически не действовали. Или действовали в единичных случаях. Поэтому введение таких изменений — очень хорошая новость для бизнеса и для его защитников. Они будут гарантом дополнительного контроля за правоохранительными органами», — отметила она.

При этом адвокат Горбунов не согласен с коллегой – по его словам, подобные ограничительные меры существовали в различных подзаконных нормативных актах и нормах федерального законодательства и ранее, однако им никто не следовал. Теперь их просто сведут в один документ.

«Существенно лучше вряд ли станет.

Эффект от такой публичной попытки навести порядок в рядах тех, кто обязан следить за порядком, будет равнозначен попыткам запретить избрание меры пресечения в отношении предпринимателей (ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ). Практика показывает, что декларативные запреты, даже несмотря на наличие множественных соответствующих разъяснений ВС РФ, не спасают ситуацию», — отметил юрист.

В частности, одна из поправок запрещает проведение оперативно-разыскных мероприятий в том случае, если они приведут к вмешательству в гражданско-правовые отношения.

Речь идет об изъятии документов и носителей информации, касающихся хозяйственной деятельности – то есть всего рабочего процесса той или иной фирмы или предприятия.

Оригиналы, например, можно будет забрать только в том случае, если они будут нужны для исследования в процессе доследственной проверки или при возбуждении дела.

Самим предпринимателям при этом должны оставляться копии всего изъятого – условия для копирования также обеспечивают правоохранительные органы.

В других случаях их сотрудники будут ограничиваться получением копий интересующих их сведений.

Забирать у подследственного предметы, не имеющие отношение к проверке, также запретят – исключение составит только «запрещенка», которую нельзя распространять как в России в целом, так и просто из-за отсутствия лицензии.

Как объяснила «Газете.Ru» Екатерина Антонова, ранее при проведении оперативно-разыскных мероприятий сотрудники правоохранительных органов могли изъять вообще все документы предпринимателя, обрекая его на невозможность продолжения деятельности. Однако с учетом нового подхода ведомств, эта ситуация должна измениться в корне.

Читайте также:  Поиск тендеров по всем площадкам бесплатно в 2022 году

«Сейчас при изъятии всей документации человека делают фактически банкротом. А в том случае, если будут давать копии, предприниматель сможет продолжать свою деятельность — он не теряет документы, не нарушаются права лиц, которые связаны с этим предпринимателем», — отметила адвокат.

Тем не менее, по словам Горбунова, эффекта от такого нововведения вероятнее всего не будет.

«Бизнес и защитники получили повод ссылаться на документ, который имеет пока непонятную правовую силу и форму, а силовики повод для поиска средств его обхода. Как им решать цели и задачи своей профессии при таких условиях нового документа? Пример ранее вводимых защитных мер показывает, что способ обойти запрет всегда найдется», — подчеркнул адвокат.

В документе также прописан запрет для правоохранителей забирать предметы и бумаги, которые относятся к деятельности предприятия, но принадлежат людям, которые не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми. Исключение составят только те вещи, которые будут рассмотрены как доказательства по уголовному делу.

Однако подобная формулировка дает правоохранителям возможность признавать необходимым для доказательной базы что угодно, подчеркивает управляющий Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов отделения общественной организации «ОПОРА РОССИИ» Мурат Дударев.

«Такая формулировка дарит большое раздолье сотрудникам правоохранительных органов, которые могут счесть любой документ способным служить доказательством по уголовному делу и на этом основании его изъять, а впоследствии вернуть, не признав этот документ вещдоком», — заявил Дударев «Газете.Ru».
Недостаточный вес поправки отметил и юрист Горбунов: «Корпоративная порука и обширный формальный подход судов к судебному контролю за действиями правоохранительных органов сводят на нет подобные инициативы».

Межведомственный документ также напоминает о необходимости соблюдать требования, о которых твердит законодательство и постановление пленума Верховного суда РФ относительно избрания меры пресечения бизнесменам.

Конкретнее: арестовать провинившихся предпринимателей нельзя, если они провинились в процессе осуществления своей деятельности по статьям 159 УК РФ «Мошенничество» и 201 «Злоупотребление полномочиями». При этом любая другая статья все же послужит основанием для ареста, сообщает пункт 1.1 статьи 108 УПК РФ «Заключение под стражу».

Руководителей правоохранительных органов в очередной раз попросили следить за подчиненными, которые захотят обратиться в суд с ходатайствами об аресте бизнесменов без конкретных на то оснований.

«Нужно понимать, что, если следователь напишет в своем постановлении, что человек подозревается в преступлении по статье «Мошенничество», то под исключение он уже не попадет, даже будучи предпринимателем.

Исходя из своей практики могу сказать: пока этот нюанс не соблюдут, клиент будет сидеть в СИЗО вопреки всем стараниям.

Особенно если это выгодно следствию — например, человек не признает вину и его нужно просто убрать, чтоб ничего не доказал», — прокомментировала нововведение Антонова.

Каких поправок нам по-прежнему не хватает

При этом главы заинтересованных ведомств также распорядились предоставлять бизнесменам, которые находятся в СИЗО или под домашним арестом, неограниченное право встречаться с нотариусом. Такая мера позволит им спокойно оформить все необходимые доверенности для продолжения работы фирм и предприятий в их отсутствие.

Адвокат Антонова считает, что такое изменение станет настоящим спасательным кругом для предпринимателей.

«Сейчас с нотариусом арестованным можно видеться только по усмотрению следователя.

Если речь идет о преступлении, в котором есть штрафные санкции, то шансов почти нет — вдруг задержанный сделает доверенность на отчуждение имущества и не сможет платить штраф.

Поэтому я лично считаю, что это нововведение жизненно необходимо предпринимателям. Оно направлено на то, чтобы бизнес выжил, несмотря на то что руководителя привлекают к ответственности», — подчеркнула она.

  • Прокуратуру также обяжут следить за тем, чтобы оперативники и дознаватели не мучили повторными проверками одни и те же бизнес-структуры – по мнению составителей документа, излишнее внимание может служить маячком о противоправных действиях силовиков.
  • Ведомству также нужно будет оперативно реагировать на все жалобы предпринимателей, в отношении которых будут проводиться процессуальные действия.
  • В качестве одного из вариантов реагирования на нарушения со стороны сотрудников органов прокуратуре предложили передачу материалов расследования из одного следственного органа в другой.

Расследовать уголовные дела в отношении предпринимателей дольше года также запретят. В том случае, если срок все же нарушают, прокуроры на местах должны будут информировать об этом центральный аппарат ГП.

По мнению составителей документа, следователи могут затягивать следственные действия приостановлением или прекращением дела (с последующим возобновлением).

Однако способ избежать нарушений предусмотрели и здесь: надзорщики будут докладывать о таких нарушителях непосредственно высшему руководству следственных органов — вплоть до начальников следственного департамента МВД и следственного управления ФСБ, а также председателя СКР.

При этом представители стороны предпринимателей Мурат Дударев и защитник бизнеса — адвокат Екатерина Антонова уверены – в документ необходимо внести еще ряд поправок. Например, подробно прописать процедуру доследственной проверки сообщений о преступлении со стороны предпринимателей.

«Зачастую годами длятся ситуации, когда после проверки сообщения о преступлении следует отказ в возбуждении уголовного дела, а затем он отменяется прокуратурой и материал направляется на дополнительную проверку. Затем снова все то же самое. Такая «карусель» может длиться очень долго, высасывая все нервы предпринимателя и делая предпринимательский климат невозможным», — подчеркнул собеседник издания.

При этом правоохранители, по словам Дударева, могут пользоваться всем доступным инструментарием доследственных проверок для создания давления на бизнес без возбуждения уголовного дела. «Эти процедуры, несомненно, нужно четко и подробно регламентировать», — заключил эксперт.

Силовики будут расследовать дела предпринимателей

Видимо мало было в последнее время историй с налоговиками и их чрезмерным контролем… Теперь к расследованию дел предпринимателей подключатся и силовики, причем совместными усилиями, хорошо, что есть документ, ограничивающий их полномочия в этом вопросе.

Что за силовые структуры?

Сразу несколько представителей государственных структур подписали совместный документ, который содержит в себе регламент проведения предварительного следствия в сторону предпринимателей.

Документ был подписан такими службами, как:

  1. Генпрокуратура
  2. Следственный комитет
  3. Министерство внутренних дел
  4. Федеральная служба безопасности
  5. Федеральная таможенная служба

В общем такая «Зловещая Пятерка» получилась. Но на деле кстати ничего страшного или «зловещего» не произошло, даже наоборот документ содержит ряд положений, которые защищают бизнес от силовых структур.

Источник изображения: Яндекс КартинкиИсточник изображения: Яндекс Картинки

Основные положения из документа

Документ с виду довольно стандартный и содержит в себе традиционные запреты на проведение проверок бизнеса без должных на то оснований.

Кроме того, теперь оперативно-розыскные мероприятия в отношение предпринимателя не могут быть проведены, если это приведет к вторжению в гражданско-правовые отношения.

Также для силовых структур была ограничена процедура изъятия документов в физическом и/или электронном формате. Теперь такое изъятие может происходить только в ситуации, когда силовой структуре необходимо изучить документы либо при доследственной проверке, либо в рамках уголовного дела.

Более того, силовики обязаны обеспечить копирование изъятого документа, чтобы у бизнесмена он также остался на руках. Но все зависит от случая, в некоторых — оригинал забирают себе силовики, оставляя вместо него копию, а в других случаях — наоборот.

Максимально ограничивается и изъятие предметов, которые не имеют отношения к проверке. Исключениями из общего правила являются товары, которые в целом запрещены к реализации на территории РФ и продукция, реализуемая организацией без нужной лицензии.

Продолжая тему с изъятиями, скажем и о том, что документ или предмет, не являющийся доказательством по уголовному делу и принадлежащий лицу, которое не является подозреваемым или обвиняемым, в рамках конкретной вылазки силовиков — не может быть изъят.

Чтобы не было желания организовывать противозаконные изъятия, силовиков пугают повышенным вниманием прокуратуры за проведением оперативно-розыскных мероприятий.

Недостатки документа

Борис Титов, который является уполномоченным по защите прав предпринимателей (и в связи с этим часто упоминается в наших статьях), высказал свое мнение о поле для улучшения нового документа:

  1. Недопущение привлечения к уголовке предпринимателей в нарушение прим. 1 к ст. 210 УК
  2. Для устранения ряда несостыковок необходимо менять ряд законов. В качестве примера Борис Титов обратил внимание на изъятие электронных носителей, ограниченное в рамках УПК РФ, но вполне возможное в рамках оперативного розыска.

Как Вы считаете, поможет ли данный документ сильно оградить бизнес от вмешательства силовиков?Пишите в х. А также не забывайте ставить лайки и подписываться на канал, если статья была Вам интересна.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *