Как привлечь к ответственности лиц, контролирующих должника?

  1. Главная →
  2. Новости и статьи →
  3. Статьи

Что делать кредитору, если у банкрота не хватает денег погасить долги? Взыскать деньги с акционеров или руководителей компании. Рассказываем, что такое субсидиарная ответственность и кого можно к ней привлечь.

24 февраля 2022

Полина Романовских Юрист

Субсидиарная ответственность — ситуация, когда вместе с должником по обязательству отвечает другой человек или компания (п. 1 ст. 399 ГК РФ). Это значит, если должник откажется исполнять обязательства, кредитор может потребовать этого от другого лица. Случаи субсидиарной ответственности установлены законом. Но контрагенты тоже могут прописать их в договоре.

Субсидиарная и солидарная ответственность — разные понятия. Солидарная ответственность отличается тем, что кредитор может требовать исполнить обязательства всех должников сразу или выбрать одного из них.

К субсидиарному должнику кредитор обращается после того, как основной должник отказал ему или не ответил на требование. Еще субсидиарная ответственность может наступить, потому что у должника нет имущества.

Так, если у МУПа не хватает денег для удовлетворения требований кредиторов, субсидиарную ответственность по его долгам понесет собственник.

Допустим, МУП «Ромашка» заключает договор поставки с компанией «Василек». Продавец поставляет оборудование, но покупатель не платит за него. Оказывается, «Ромашка» уже полгода не получает заказы, поэтому и доходов нет.

Все здания и станки, которые использует МУП, принадлежат муниципальному образованию «город Нижний Тагил».

Так как «Ромашке» нечем платить, «Василек» может предъявить требования к Нижнему Тагилу как к собственнику имущества МУПа.

Положения о субсидиарной ответственности есть в разных нормативных актах. Вот некоторые из них:

  • ГК РФ. Участники полного товарищества отвечают своим имуществом по обязательствам товарищества; члены крестьянского (фермерского) хозяйства — по обязательствам КФХ и так далее. Например, полное товарищество «Иванов, Петров, Сидоров» снимает офис и не платит за аренду помещения несколько месяцев. Собственник просит оплатить долги, но его игнорируют. Тогда арендодатель может требовать суд привлечь Иванова, Петрова и Сидорова к субсидиарной ответственности. В таком случае им придется гасить долг за счет личных средств.
  • Градостроительный кодекс. СРО несет субсидиарную ответственность за участника, который плохо построил здание или подготовил проектную документацию (ст. 60.1).
  • Бюджетный кодекс. Государственный (муниципальный) гарант отвечает по обязательству принципала (ч. 5 ст. 115). Субъект МСП может попросить публично-правовое образование (РФ, субъект РФ, муниципальное образование) быть гарантом по договору. Если предприятие откажется выполнить обязательство по сделке, гарант будет делать это за него. Гарантия должна обеспечить права кредитора.
  • Федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ «О политических партиях». Политическая партия несет субсидиарную ответственность по долгам региональных отделений, если у них не хватает имущества для погашения требований кредиторов.
  • Федеральный закон от 08.02.98. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Если участники общества оплатили стоимость долей не деньгами, а другим имуществом, они отвечают субсидиарно по обязательствам ООО вместе с независимым оценщиком. Размер ответственности — сумма, на которую оценщик завысил реальную стоимость имущества.

Если должник в процедуре банкротства не может расплатиться со всеми кредиторами, к субсидиарной ответственности привлекают контролирующих его лиц.

Контролирующее лицо должника (КДЛ) — гражданин или организация, которые дают должнику обязательные указания или другими способами влияют на него (п. 1 ст. 61.10 127-ФЗ). КДЛ может быть кто угодно. Главное — доказать, что лицо управляло должником, когда он принимал решения или заключал сделки.

Возможность некоторых лиц контролировать должника презюмируется законом. Презумпция — это положение, которое не нужно доказывать. Но если привести веские доказательства, положение можно оспорить. Это значит, что некоторые лица будут считаться КДЛ, пока не опровергнут это. К ним относятся:

  • директор должника, его управляющий-ИП, управляющая компания, ликвидатор, член правления или дирекции. Даже если директор — номинальный руководитель, а фактически компанией управляет другой человек, он все равно признается КДЛ (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.17 № 53),
  • владелец 50% акций или доли в уставном капитале общества,

Нюансы привлечения к субсидиарной ответственности

Трудно переоценить значение института субсидиарной ответственности в защите прав кредиторов.

Использование данного инструмента наряду с оспариванием сделок впервые за последние несколько лет позволило улучшить средний процент удовлетворения требований кредиторов в 2017 году.

Эволюция правового регулирования субсидиарной ответственности сделала данный способ защиты интересов кредиторов значительно эффективнее, превратив его в острый меч, карающий, как показывает практика, не только виновных.

Учитывая сложность и трудозатратность процессов по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, на стадии принятия решения о подаче заявления, а тем более, при оценке перспектив возбуждения кредитором дела о банкротстве или об активной защите своих интересов в ходе применяемых в таких делах процедур, очень важно установить круг потенциальных ответчиков и разобраться в основаниях, которые могут быть положены в основу требований.

Существенную сложность при предварительной оценке перспектив представляет отдаленность во времени действий (бездействия) контролирующих лиц относительно введения процедур, применяемых в делах о банкротстве.

С одной стороны, это затрудняет сбор доказательств и обоснование вины, причинно-следственной связи и иных обязательных оснований такой ответственности. С другой стороны, это требует применения при квалификации действий потенциальных ответчиков соответствующей редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон о банкротстве»).

Задача переходит еще на более высокий уровень трудности, если действия одного и того же лица приходились на период применения различных редакций данного закона.

Еще одним камнем преткновения становится вопрос об обратной силе последующих редакций Закона о банкротстве. В отличие от многих нормативных актов, данный закон носит комплексный характер, поскольку содержит одновременно нормы материального и процессуального права.

При этом, характер многих норм не столь очевиден (например, сроки обращения с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности).

Между тем, установление материальной или процессуальной природы новых норм исключительно важно для понимания их применимости к обстоятельствам, имевшим место до вступления соответствующей редакции Закона о банкротстве в силу. 

Материально-правовые нормы о субсидиарной ответственности действуют с учётом общих правил действия закона во времени, установленных п. 1 ст.

4 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»), в соответствии с которыми акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Несомненно, что нормы, регламентирующие основания и условия ответственности являются гражданско-правовыми.

В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации (далее – «КС РФ») от 15.02.2016 № 3-П разъяснено, что придание обратной силы закону — исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя.

При этом либо в тексте закона содержится специальное указание о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма. Законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений.

Как подчеркнул КС РФ, обратная сила закона применяется преимущественно в отношениях, которые возникают между индивидом и государством в целом, и делается это в интересах индивида.

С точки зрения института субсидиарной ответственно крайне важным представляется правовая позиция высшего суда, согласно которой в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон».

Аналогичный подход был сформулирован в п. 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.

2010 № 137, которым было разъяснено, что после вступления в силу новых норм, регулирующих положения о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, основания для применения субсидиарной ответственности квалифицируются исходя из законодательства, действовавшего в тот момент, когда соответствующие обстоятельства имели место.

Казалось бы, все достаточно просто, но, как показывает практика, немало ошибок допускают как заявители, инициирующие привлечение контролирующих лиц к ответственности, так и суды.

Вс пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г.

данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г.

– президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг.

общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды.

В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед».

Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве.

Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ.

Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами.

Читайте также:  Может ли ип встать на учет в центр занятости?

Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части.

Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего.

Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась.

Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

ВС РФ разъяснит субсидиарную ответственностьПленум Верховного Суда рассмотрел проект постановления по вопросам привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при его банкротстве

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53).

«Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника.

При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо.

Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно.

Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности).

На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений.

Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента.

При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ».

ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г.

№ 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов».

Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором.

Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания.

Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо.

«Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом.

«В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника.

Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Как кредитору взыскать деньги с банкрота. Часть II. Субсидиарная и иная ответственность контролирующих должника лиц

10.10.18

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

В первой части статьи мы рассматривали как с помощью специальных правил главы III.1 Закона о банкротстве «Оспаривание сделок должника» можно существенно пополнить конкурсную массу должника.

Теперь поговорим о другом инструменте, который в ряде случаев позволяет полностью рассчитаться с кредиторами — об ответственности по долгам компании ее директоров, собственников и даже иных лиц.

Для них эта ответственность страшна не только своим размером (по общему правилу учитывается совокупный размер требований всех кредиторов), но и тем, что от нее нельзя освободиться через личное банкротство физ.лиц.

Кто может быть привлечен к ответственности

К субсидиарной ответственности и ответственности в форме возмещения убытков могут привлекаться так называемые “контролирующие должника лица” — КДЛ. Как они определяются?

  • Сначала находим дату наступления объективного банкротства, под которым понимается неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.[1]
  • Затем отсчитываем 3 года назад. После чего определяем, кто за период с этой даты и до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом:
  • 1) имел право давать обязательные для исполнения должником указания;
  • 2) имел возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий.

В первую группу попадают лица, имеющие формальную связь с должником. У них должно быть формальное право давать обязательные для должника указания. Это может быть директор, владелец контрольного пакета акций и т.п.

Во вторую группу попадают как лица, имеющие формальную связь с должником (главный бухгалтер, финансовый директор, руководитель материнской компании и др.), так и лица, которые формально вообще не имеют никакого отношения к должнику, но у которых была возможность (а не право) определять поведение должника. Это может быть реальный (а не номинальный) владелец или руководитель компании.

О том, что еще в царской России существовала такая “профессия” как “номинальный директор” нам напоминает такой персонаж из романа «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова, как “зицпредседатель Фунт”. С тех пор мало что поменялось.

Так вот, логика современного Закона о банкротстве заключается в том, чтобы привлечь к ответственности не только и не столько “номинала”, сколько того, кто за ним стоит — реального бенефициара компании, виновного в причинении ущерба кредиторам.

Что важно. Законодатель специально не стал перечислять все возможные случаи проявления “возможности определять действия должника”, отдав это на усмотрение суда. Излишняя формализация давала бы шанс реально контролирующему должника лицу уходить от ответственности.

Читайте также:  Как переоформить фирму с одного учредителя?

Именно суд должен установить степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверить, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

Если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника (п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.

2017 N 53).

Нечаев и партнеры

Текущая экономическая ситуация обусловливает актуальность вопроса, как привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц в рамках дел о банкротстве и вне такой процедуры.

Этот действенный механизм взыскания долгов набирает обороты и создает дополнительные угрозы для директоров, участников и учредителей компаний.

Риски негативных последствий объясняются недостаточной осведомленностью управленцев и должностных лиц об изменениях в законодательстве и новых возможностях кредиторов, налоговых органов, арбитражного управляющего.

Опыт практической деятельности Юридической фирмы «Нечаев и Партнеры» показывает, что своевременное привлечение юристов для профессионального правового сопровождения компании и использование комплекса консалтинговых, представительских услуг позволяют минимизировать риски уже на этапе принятия бизнес-решений, упрощают судебные процессы, дают возможность сэкономить время и деньги, в том числе – когда наступает субсидиарная ответственность.

Невозможность погашения требований кредиторов

Действия или бездействие контролирующего должника лица, в результате которых исключена возможность полностью погасить требования кредиторов, законодатель обозначил как основание привлечения к субсидиарной ответственности.

Эта норма действует, даже если прекращено производство по делу о банкротстве в связи с возвращением заявления или отсутствием средств для компенсации судебных расходов. Судом устанавливается причинно-следственная связь между наступившими негативными последствиями и деяниями руководителя.

При определении размера ответственности исключаются требования, которые принадлежат самому контролирующему должника лицу или заинтересованным близким ему субъектам.

Если компанией руководило несколько управленцев, которые имели или должны были иметь влияние на дальнейшее развитие и действовали согласованно, сообща, они несут солидарную субсидиарную ответственность.

Какие действия подлежат установлению

Порядок привлечения к субсидиарной ответственности предполагает, что будет установлено, какие именно действия контролирующего должника лица объективно привели к банкротству. Например:

  • неразумность и недобросовестность в принятии ключевых деловых решений;
  • назначение на руководящие должности лиц, которые не имеют достаточного уровня квалификации и очевидно не соответствуют занимаемой должности;
  • создание управленческой системы, которая вредит должнику и дает возможность незаконного обогащения третьим лицам;
  • заключение невыгодных, неэффективных действий, которые в совокупности противоречат интересам компании и привели к критическому финансовому положению.

Примером сделок, которые существенно навредили должнику, является реализация не менее 20 % активов, если их отсутствие осложняет или исключает возможность вести хозяйственную деятельность или предмет соглашения достиг четверти балансовой стоимости всего имущества. При этом признание таких сделок недействительными законом не требуется.

Презумпции непогашения требований

Привлечение к субсидиарной ответственности при банкротстве наступает, если есть вина контролирующего должника лица. Относительно новые пункты: отсутствие обязательных для хранения документов, искажение содержания документов, регулирующих вопросы функционирования ООО, АО, подтверждающих инвестиционную деятельность и операции с ценными бумагами.

ФНС дало разъяснение, которое фактически приравняло такие нарушения к сокрытию документов, с помощью которых можно установить личность директора, учредителя или фактических управленцев. Еще одним поводом, когда наступает субсидиарная ответственность, считается невнесение информации в ЕФРСФДЮЛ и ЕГРЮЛ.

Отсутствие обязательных для регистрации сведений в этих реестрах или их искажение трактуются как нарушение правил публичного заверения, что приводит к заблуждению контрагентов. Практика показывает, что этим аспектам уделяется недостаточно внимания.

Однако незнание законов не освобождает от ответственности, поэтому большую роль в обеспечении надежного правового положения играет своевременное обращение к юристу.

Неподача заявления о банкротстве

Игнорирование требования об инициировании процедуры банкротства должником – одно из оснований, при котором привлечение контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности фактически неизбежно.

Эта норма распространяется не только на руководителя, но и на лиц, которые должны были исполнить такую обязанность и созвать заседание управленческого органа для утверждения соответствующего решения.

При этом такие лица несут субсидиарную ответственность не по всем долгам компании, а ограничиваются только обязательствами, возникшими после конечного срока, отведенного на созыв и проведение заседания. Срок подачи заявления составляет один месяц с момента, когда стали очевидными признаки финансовой неплатежеспособности.

Для ликвидаторов и членов ликвидационной комиссии он сокращен до 10 дней. Два ключевых основания – наличие совокупного долга с истекшими сроками исполнения в сумме 300 тысяч рублей и просрочка платежей минимум три месяца. Главные признаки банкротства – имущественная несостоятельность и финансовая недееспособность.

Возможное освобождение от ответственности

Отсутствие причинной связи между нарушением контролирующими должника лицами обязанности инициировать банкротство и фактом невозможности выплатить долги кредиторам исключает привлечение к субсидиарной ответственности. Другие основания освобождения:

  • у должника не было состояния объективного банкротства, несмотря на наличие признаков финансовой неплатежеспособности;
  • действия руководителя были добросовестными и нацеленными на преодоление финансовых трудностей в установленный срок;
  • приложены максимально возможные в конкретной ситуации усилия для превенции банкротства;
  • бывшим руководителем опубликована информация о том, что наступила обязанность обращения в суд (освобождение по долгам, возникшим после этой публикации).

Ограничение ответственности применяется только к периоду, когда действия руководителя были разумными и оправданными. У каждого директора компании, если их несколько, есть полномочия на подачу заявления в суд. Учредительным документом не может прописываться иное, поэтому аргумент, что только один конкретный руководитель должен был инициировать процесс, не освобождает от ответственности.

Подача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности

Первое, что нужно обосновать, – статус ответчика как контролирующего должника лица. Инициирование процедуры допустимо даже на ранних стадиях банкротства и вне дела о нем, но в трехлетний срок с момента, когда стала доступна информация о возможности привлечения субсидиарного должника.

В суд могут обратиться кредиторы, в том числе по текущим обязательствам, налоговый орган, арбитражный управляющий, другие заинтересованные лица. Граничный срок обращения – три года с момента признания юридического лица банкротом и 10 лет с момента, когда совершено деяние, послужившее основанием судебного разбирательства.

Чтобы не пропустить срок исковой давности, кредиторы должны занимать активную процессуальную позицию, а другие лица – интересоваться осведомленностью каждого кредитора.

Юристы юридической фирмы «Нечаев и Партнеры» составят и подадут заявление о привлечении к субсидиарной ответственности и обеспечат комплексное правовое сопровождение банкротства.

Порядок рассмотрения

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности при банкротстве рассматривается арбитражным судом. Назначается предварительное судебное заседание. По общему правилу бремя доказывания возлагается на истца. Ответчик обязан представить отзыв на заявление и аргументировать возражение по каждому доводу. Это один из наиболее важных документов в процессе.

Если отзыв отсутствует или изложенные в нем доводы суд посчитает неполными, невесомыми, бремя доказывания может быть возложено на ответчика и заинтересованных лиц. То есть отсутствие отзыва упрощает задачу кредиторам и повышает шансы на привлечение контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности.

Результатом рассмотрения является определение с указанием суммы, которую должен выплатить ответчик с учетом выбранного кредитором способа распоряжения имуществом. В случае, если суд посчитает доводы неубедительными, выносится определение об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности. Такие судебные решения могут быть обжалованы.

Юридическая фирма «Нечаев и Партнеры» предоставляет весь пакет услуг по сопровождению истца или ответчика в этой категории дел.

Рассмотрение заявления вне банкротства

Привлечь субсидиарного ответчика можно вне рамок процедуры банкротства. Такое заявление может быть рассмотрено после того, как производство по делу прекращено, или после завершения конкурсного производства. Для этого необходимо одно из условий:

  • аналогичное заявление по тем же основаниям не было рассмотрено в деле о банкротстве;
  • основания ответственности стали известны заявителю уже после того, как были осуществлены вышеуказанные процедуры.

К таким заявлениям применяются правила рассмотрения групповых исков, поэтому обязательно указывается круг лиц, которые являются заинтересованными субъектами. Кроме того, нельзя рассматривать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности КДЛ одновременно в процессе банкротства должника, если в отношении контролирующего лица также инициировано банкротство.

Обеспечительные меры

Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов

Одной из последних тенденций в юридической среде является резкий рост дел, связанных с рассмотрением заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности руководителей организаций, в отношении которых инициирована процедура банкротства.

Выдвигаемые иски связаны с требованием обязать генерального директора, главного бухгалтера, учредителя, номинального и фактического руководителя возместить долги организации-банкрота за счет личных средств и имущества.

Рост числа судебных споров связан с существенным изменением российского закона, установлением новых правовых принципов привлечения к субсидиарной ответственности в виде презумпции виновности должностного лица.

 Несмотря на конституционное положение о том, что никто не обязан доказывать свою невиновность, закон о банкротстве предлагает привлекаемому лицу в судебном порядке доказывать отсутствие своей вины в банкротстве организации.

Пассивный подход или неверный способ защиты собственных интересов повлечет для должностного лица личную материальную ответственность за непокрытые долги юридического лица. В настоящей публикации мы рассмотрим базовые положения закона о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.  

Дата публикации — 19.03.2018

Действующий закон предполагает, что привлечение к субсидиарной ответственности членов руководства юридического лица при его банкротстве, это не мера наказания за допущенный экономический просчет и деловые ошибки, а правовой механизм восстановления прав кредиторов организации-банкрота.

 Данный механизм задействуется, когда имущества и активов юридического лица недостаточно для погашения требований кредиторов, а деловые решения, послужившие причиной банкротства, сознательно принимались в ущерб интересам самого юридического лица, его контрагентам, налоговым органам или иным заинтересованным лицам.

Кто признается контролирующим должника лицом, на которого может быть возложена субсидиарная ответственность?

Принцип закона гласит — если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий / бездействия контролирующего должника лица, то оно несёт субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Контролирующим должника лицом признается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее право давать обязательные для исполнения должником указания или определять его действия не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Закон (статья 53.1 Гражданского кодекса РФ, статья 61.

10 Закона о банкротстве) не называет чёткого перечня должностей, указывая лишь на общие правовые критерии, по которым лицо может быть признано контролирующим должника и, как следствие, подлежащим привлечению к субсидиарной ответственности при совершении виновных действий.

Основной правовой принцип идентификации состоит в том, что контролирующим должника лицом признается субъект, имеющий фактическую возможность давать обязательные для исполнения указания или иным образом способный определять юридически значимые действия юридического лица.

Фактическая возможность управления реализуется не только в виде занятия официальной должности в организации, но и в виде руководства юридическим лицом через номинального директора, через родственные связи, через свойство с лицами, входящими в состав органов правления, через прямое или опосредованное участие в капитале организации-должника и т.д.

Читайте также:  Как заполнить отчёт о среднесписочной численности при отсутствии трудового договора?

Безусловно, что под категорию контролирующего должника лица не должны попадать все без исключения должностные лица.

При рассмотрении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности закон обязывает суд, даже несмотря на то, что лицо по формальным признакам или прямому указанию закона относится к числу контролирующих, детально исследовать степень его вовлеченности в процесс управления организацией-должником, то есть оценить его действительную способность принимать значимые для должника решения. По логике закона не может признаваться контролирующим лицом финансовый директор или главный бухгалтер, не наделенные правом первой подписи и правом принятия самостоятельных решений от имени организации, исполняющих указания первого лица в силу служебной подчиненности. Не признаются контролирующими лицами рядовые сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарные акционеры и т.п. Именно суд определяет, будет ли то или иное должностное лицо признано контролирующим должника.

В тоже время из названного правила есть исключение — опровержимая презумпция. Во исполнение норм закона суд по умолчанию признает контролирующим должника лицом, если оно не докажет обратного:

  • руководителя должника (директора, генерального директора) или управляющую организацию должника,
  • члена исполнительного органа должника (совет директоров, члены правление, дирекция поскольку в силу имеющихся у них статуса они имеют возможность оказывать существенное влияние на деятельность должника),
  • ликвидатора и члена ликвидационной комиссии должника;
  • лицо, имеющего право распоряжаться 50 процентами голосующих акцией или более чем половиной долей уставного капитала;
  • лицо, имеющее право назначать руководителя должника.

Отдельного внимание заслуживает вопрос юридической судьбы номинального директора, который зачастую рассчитывает, что, указав на свою формальную непричастность к деятельности юридического лица, он избежит какой-либо материальной ответственности по его долгам.

Действующий закон оговаривает, что формальный руководитель не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку его отстраненность от руководства не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления своих обязанностей надлежащего управления юридическим лицом. Номинальный директор понесет субсидиарную ответственность наряду с фактическим руководителем. При всем при этом, номинальный руководитель имеет законную возможность уменьшить долю своей ответственности, если раскроет неизвестную информацию об истинном фактическом руководители или о судьбе имущества организации, за счет которого можно удовлетворить требование её кредиторов.

Следует также затронуть вопрос признания контролирующим должника лицом, субъекта, не имеющего какого-либо отношения к руководству или управлению должником, но извлекшего материальную выгоду из незаконного, недобросовестного поведения его руководителя. Статья 61.

10 Закона о банкротстве оговаривает, что извлечение существенной выгоды в виде увеличения или сбережения активов, которая образовалась в результате незаконных и недобросовестных действий руководителя должника, влечет за собой признание выгодоприобретателя контролирующим должника лицом.

Например, в случае недобросовестного заключения генеральным директором должника по значительно заниженной рыночной стоимости договора аренды недвижимого имущества, являющегося основным источником дохода должника (при условии, что данный факт повлек наступление объективного банкротства), арендатор имущества подлежит признанию контролирующим должника лицом, если не сможет аргументировано обосновать существенное экономическое отличие цены заключенного договора от иных сделок на рынке.

Другой пример, когда контролирующими должника лицами будут признаны его взаимосвязанные контрагенты, входящие в группу компаний, которые посредством недостоверного документооборота перенесли на должника-банкрота долговую, в том числе налоговую нагрузку.

Контролирующим должника не может быть признано лицо, владеющее менее чем 10 процентами уставного капитала.

Защита интересов при банкротстве (субсидиарная ответственность)

Основные принципы привлечения к субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов

Контролирующее должника лицо, из-за действий (бездействия) которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, несет субсидиарную ответственность при условии наличия вины.

Доказывать отсутствие вины должно само контролирующее лицо.

Подобная позиция закона в буквальном смысле обязывает привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо самостоятельно и/или через представителя принимать активное участие в судебном процессе, собирать и представлять соответствующие доказательства.

При установлении виновного поведения ответчиков в банкротстве должника суд принимает во внимание:

  • Привела ли реализация ответчиком своих полномочий привела к негативным для должника и его кредиторов последствиям, соотносится ли масштаб негативных последствий с масштабами деятельности должника, повлекло ли решение ответчика кардинальное изменение структуры имущества должника.
  • Является ли ответчик инициатором виновного поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий.

Невиновность ответчика может быть обоснована и доказана тем, что лицо действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, его участников (учредителей), не нарушая имущественные права кредиторов, и, если докажет, что действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов. Иными словами, за контролирующим должника лицом законом сохраняется право на защиту своего делового решения, то есть права доказать соответствие его решения сложившейся практики применения.

Например, отчуждение активов организации (основных средств), повлекших за собой банкротство, затраты на содержание которых в силу сложившейся экономической ситуации превышают извлекаемую прибыль, может быть признано добросовестным действием руководителя должника, направленным на предотвращение еще большего ущерба кредиторам в виде роста кредиторской задолженности.

Кроме того, привлекаемое лицо не лишено права апеллировать к тому, что банкротство должника обусловлено исключительно внешними причинами: финансовым кризисом, аварией, стихийными бедствиями, неблагоприятной рыночной конъюнктурой и т.д.

Рассматриваемые принципы субсидиарной ответственности не освобождают инициатора привлечения к субсидиарной ответственности (заявителя) от обоснования наличия причинно-следственной связи между предполагаемыми виновными действиями и наступлением банкротства должника.

Логично было бы предположить, что привлечение к ответственности возможно лишь в случае прямой взаимосвязи между действиями контролирующего лица и наступлением объективного банкротства.

Как отмечалось ранее, судебная практика действительно базируется на оценке степени влияния контролирующего лица, а также установлении либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями и наступившими последствиями.

В тоже время законом в вопросе выявления причинно-следственной связи установлены значимые исключения в виде опровергаемых презумпций.

Так предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно в виду совершения действий (бездействия) и, как следствие, наступления нижеперечисленных негативных последствий.

  1. Причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения либо одобрения одной или нескольких сделок должника. Например, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с «фирмой-однодневкой», совершение заведомо убыточных сделок или явно не соответствующий интересам должника. Существенным вредом признается ущерб, причиненный сделками с активами на сумму, эквивалентную 20 — 25% общей балансовой стоимости имущества должника.

Следует отметить, что для постановки вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности по указанному основанию не имеет правового значения тот факт, оспаривались ли ранее сделки в суде на предмет признания их недействительными.

  1. Документы бухгалтерского учета и отчетности, а также документы, хранение которых являлось обязательным, к моменту введения наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют, либо они не содержат обязательной к отражению информации, либо информация искажена, что существенно затрудняет проведение процедур при банкротстве. Негативные последствия предполагают невозможность определить и идентифицировать основные активы должника, невозможность выявить подозрительные сделки или установить содержание принятых органами должника решений.

Несущим субсидиарную ответственность будет являться лицо, отвечающее за организацию ведения, ведение бухгалтерского учета и хранения документов. В «группу риска» попадают генеральный директор как руководитель экономического субъекта-должника и главный бухгалтер при доказанности наличия у него указанных полномочий.

  1. Должник привлечен к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату сумм налога, а размер доначислений составляет более 50 процентов совокупного размера основной задолженности перед реестровыми кредиторами третьей очереди. К ответственности в данном случае привлекается исполнительный орган, возглавлявший должника в период совершения налоговых правонарушений.
  2. Контролирующим лицом не внесена либо внесена недостоверная информация в единый государственный реестр юридических лиц или единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц. Важно отметить, что привлекаемое к ответственности лицо вправе обосновать, что выявленные недостатки не привели к существенному затруднению проведения процедур банкротства и что они не могут являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Таким образом, совершение перечисленных действий и наступивших последствий по умолчанию расцениваются законом как причины наступления объективного банкротства.

Привлекаемое к ответственности лицо самостоятельно доказывает отсутствие фактических оснований привлечения к субсидиарной ответственности. Игнорирование данного правила или пассивное поведение в суде при рассмотрении дела повлечет неминуемое возложение субсидиарной ответственности на лиц, в чьей компетенции состояли затронуты вопросы.

Размер субсидиарной ответственности, устанавливаемый для признанного виновным контролирующего лица или лиц, равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, требований по текущим платежам, не погашенных по причине недостаточности имущества должника-банкрота.

Учитывая изложенное, можно констатировать, что механизм привлечения к субсидиарной ответственности при банкротстве схож с иными отраслями права и предполагает обязательное наличие: — субъекта ответственности (контролирующего должника лица); – совершение виновных действий (бездействия); последствия в виде наступления банкротства; — наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием) и последствиями. Существенное отличие принципа субсидиарной ответственности при банкротстве состоит в смещении обязанности доказывания вины от инициатора к защищающемуся. Привлекаемое к субсидиарной ответственности лицо должно само в судебном порядке представлять доказательства отсутствия невиновности.

Соучастие контролирующих должника лиц

  • Если погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий нескольких контролирующих должника лиц, они несут субсидиарную ответственность солидарно.
  • Например, в случае заключения сделки по умышленно заниженной стоимости, солидарную ответственность понесут как генеральный директор должника, так лица, одобрившие данную сделку в силу наличия соответствующих полномочий, например, члены совета директоров.
  • Если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга, и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, например, фактический владелец бизнеса давал указания на работу с фирмами-однодневками, генеральный директор осуществлял вывод активов должника, а главный бухгалтер сознательно искажал данные бухгалтерского учета о наличии основных и оборотных средств, то названные лица понесут субсидиарную ответственность солидарно.
  • Кроме того, если контролирующие лица действовали независимо, и действий каждого их них было недостаточно для наступления объективного банкротства, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в случае банкротства организации в долях, пропорционально размеру причиненного вреда.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *