Принцип «третий лишний» планируют применять чаще

Три вопроса о возвращении импортных товаров в сегмент госзакупок

Правительство обсуждает переход от прямого запрета на госзакупки импорта к более мягким ограничениям. Запрет сохранится при закупках для обороны и безопасности, для остальных случаев — правило «третий лишний» и преференции по цене

Принцип «третий лишний» планируют применять чаще

Руслан Шамуков / ТАСС

Заместитель председателя правительства Дмитрий Козак поручил внести в правительство проект акта, предусматривающий переход от прямого запрета при госзакупках импортных товаров к правилу «третий лишний» (запрет на иностранную продукцию при наличии внутренней конкуренции между как минимум двумя товарами российских производителей) или ценовым преференциям для отечественной продукции в виде 15%. Об этом говорится в письме Козака, направленном в Минпромторг, Минэкономразвития, Минкомсвязь и другим адресатам (копия есть у РБК, первым документ опубликовал Telegram-канал «Незыгарь»). «Такое поручение было», — подтвердил РБК представитель вице-премьера Илья Джус.

  • Речь идет о товарах легкой промышленности, программном обеспечении, мебели, продукции станкостроения и машиностроения.
  • Как пояснил РБК представитель Минпромторга, по закону «О контрактной системе в сфере закупок товаров, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (44-ФЗ) заказчики и предприниматели сталкиваются с трудностями при применении механизма импортозамещения — «он складывается из множества нормативно-правовых актов, устанавливающих различные подходы и порядки его использования».
  • «Предполагается вводить запрет [на закупку иностранной продукции] только в целях защиты обороны и безопасности страны, в остальных случаях применять механизм «третий лишний» и ценовые преференции», — сообщил представитель Минпромторга.
  • Какие риски в идее увидели российские производители подобной продукции — в материале РБК.

Кто против

Существующие меры поддержки необходимо сохранить, уверен вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром) Евгений Титов.

«В противном случае под угрозу ставится не только работа российских предприятий легкой промышленности, но и возможность самостоятельного обеспечения продукцией отрасли основных сфер промышленности страны», — предупредил Титов.

Он напомнил, что правительство впервые ограничило возможность госзакупок импортных товаров легкой промышленности в 2012 году и изначально они распространялись только на гособоронзаказ и на федеральные органы исполнительной власти, в которых предусмотрено ношение форменной одежды.

«Это привело к тому, что доля отечественных материалов (тканей для пошива униформы и обувной кожи) только за первые два года с начала действия ограничений в гособоронзаказе выросла с 30 до 80%», — указал Титов.

Не поддерживают инициативу и разработчики программного обеспечения.

По словам главы Центра компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий Ильи Массуха, если власти в итоге решат отказаться от прямого запрета на госзакупки иностранного ПО, это навредит процессу импортозамещения и всей индустрии ИТ в целом.

«Основная себестоимость программного обеспечения складывается из стоимости интеллектуальной собственности, которую зарубежные разработчики давно окупили, а российским компаниям только предстоит это сделать», — указал он.

Исполнительный директор АРПП «Отечественный софт» Ренат Лашин напомнил, что допуск иностранного ПО в госорганы напрямую угрожает безопасности и суверенитету страны. Любое упрощение такого режима, по его мнению, может привести к уязвимости и ослаблению безопасности.

Ранее Илья Массух заявлял, что правительство рассматривает противоположную идею — ввода полного запрета на покупку импортного программного обеспечения в сфере антивирусов, систем электронного документооборота и бухгалтерии. Как пояснял РБК Массух, в России есть несколько конкурентоспособных антивирусов, офисного ПО, интернет-браузеров, операционных систем и офисных пакетов.

Частичное снятие запрета на закупку иностранной мебели отрицательно повлияет на российских производителей, уверен и президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) и гендиректор Первой мебельной фабрики Александр Шестаков.

«Иностранная мебель на российском рынке в целом составляет более 50%, активно растут поставки из Китая. Если эти изменения произойдут, доля иностранцев будет еще больше», — уверен Шестаков.

Он напомнил, что АМДПР предлагала правительству распространить запрет на закупки иностранной мебели также на госкомпании, но Минпромторг не поддержал идею.

О каком рынке идет речь

Замгендиректора ЦМАПК Владимир Сальников напомнил, что госзакупки — это достаточно большой сегмент рынка в России. Так, в 2018 году объем госзакупок по 44-ФЗ составил 6,79 трлн руб.

«Однако сам рынок сильно фрагментирован, сегментов, где российские товары полноценно конкурируют с импортными, не так много.

При этом нужно еще смотреть, какую долю в этой продукции составляют российские комплектующие, каков объем добавленной стоимости, созданной в России», — отметил Сальников.

По оценке Союзлегпрома, сейчас доля государственных и муниципальных закупок в общем объеме рынка товаров легкой промышленности составляет около 3,5%. В целом розничные продажи одежды, обуви, тканей и других подобных товаров в 2018 году достигли, по данным Союзлегпрома, 2,8 трлн руб. Отечественные предприятия произвели товаров всего на 453 млрд руб.

По оценке TAdviser, общий объем ИТ-бюджетов всех госорганов в 2018 году составил 122,215 млрд руб. С 2015 года доля отечественного софта при госзакупках увеличилась с 20 до 65%, сообщал замглавы Минкомсвязи Алексей Соколов в апреле 2019 года. Ведомство ожидает, что к 2024 году российским будет 90% ПО, закупаемого госорганами, и 70% — госкомпаниями.

Объем производства отечественной мебели составил 190 млрд руб. в 2018 году. Из них около 15% приходилось на государственные и муниципальные закупки, по данным Минпромторга.

Эффективна ли предложенная замена

Правило «третий лишний» впервые заработало в России в феврале 2015 года для некоторых медицинских изделий, а с конца того же года — для лекарственных препаратов, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших, напомнил партнер практики «Фармацевтика и здравоохранение» Baker McKenzie Сергей Ломакин.

Он заметил, что правило позволило российским производителям значительно увеличить долю рынка, потому что иностранная компания, зная о наличии двух локальных продуктов, отказывается от участия в соответствующей закупке.

В то же время правило позволило локальным производителям не снижать цены в рамках закупок так, как они бы это делали при участии в закупке иностранных товаров, допустил Ломакин.

Например, в 2015 году у швейцарской компании Roche, производителя оригинального препарата ритуксимаб, который применяется для лечения онкологических заболеваний, под брендом «Мабтера», истек патент, и на рынок вышел его аналог от российской компании «Биокад» — «Ацеллбия».

В первый же год российский препарат за счет более низкой цены смог получить 61% рынка, а доля Roche снизилась до 39%. В 2017 году на рынке появился второй российский препарат от компании «Р-Фарм» — «Редитукс», то есть против «Мабтеры» заработало правило «третий лишний».

В итоге по итогам года у оригинального препарата осталось всего 8% рынка, а в 2018-м его доля упала до 6%, подсчитала для РБК аналитическая компания RNC Pharma.

«В отношении программного обеспечения ценовая преференция не работает.

Международные корпорации имеют возможность занижать цену своих продуктов настолько, что даже с учетом «скидки» в 15% российский продукт все равно будет стоить дороже иностранного», — сообщил гендиректор «Базальт СПО» Алексей Смирнов.

Принцип «третий лишний», по его мнению, напротив, может быть очень действенным: он увеличивает конкуренцию, что напрямую влияет на цену продукции и ее качество.

При этом Смирнов отметил, что действующий запрет на закупку иностранного ПО предусматривает исключения, которыми зачастую пользуются госорганы, используя «достаточно спекулятивные формулировки в обоснованиях». «Если закупка будет производиться по принципу «третий лишний», то госструктурам будет труднее уклоняться от покупки отечественного софта», — считает глава «Базальт СПО».

Изменились правила допуска заявок при закупках медизделий из ПВХ, в отношении которых устанавливаются ограничения допуска к госзакупкам

Новости и аналитика Новости Изменились правила допуска заявок при закупках медизделий из ПВХ, в отношении которых устанавливаются ограничения допуска к госзакупкам

Принцип «третий лишний» планируют применять чаще

Правительство РФ внесло изменения в постановление (Постановление Правительства РФ от 19 декабря 2018 г. N 1590 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 5 февраля 2015 г. N 102») от 5.02.2015 N 102 «Об ограничениях и условиях допуска отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Постановление N 102).

В частности, при закупках указанных изделий, включенных в утвержденный Постановлением N 102 перечень N 2, заказчики будут применять принцип «третий лишний», согласно п. 2 постановления, и отклонять заявки, содержащие предложения о поставке отдельных видов указанных медизделий иностранного производства, при условии, что на участие в закупке подано не менее двух заявок, которые одновременно:

  • содержат предложения о поставке изделий, страной происхождения которых являются только государства — члены ЕАЭС;
  • не содержат предложений о поставке одного и того же вида медизделия одного производителя;
  • предусматривают поставку изделий, доля использованных материалов иностранного происхождения в цене которых соответствует указанной в приложении к постановлению Правительства РФ от 14 августа 2017 г. N 967;
  • содержат предложения о поставке указанных медицинских изделий, производство которых соответствует требованиям ГОСТ ISO 13485-2017 «Межгосударственный стандарт. Изделия медицинские. Системы менеджмента качества. Требования для целей регулирования».

При этом, в соответствии с новой редакцией п. 3 Постановления N 102 подтверждением страны происхождения изделий, включенных в перечень N 2, является сертификат о происхождении товара, выдаваемый уполномоченным органом государств — членов ЕАЭС.

В свою очередь, подтверждением процентной доли стоимости использованных при производстве изделий материалов иностранного происхождения является выданный ТПП РФ акт экспертизы или аналогичный документ, выданный уполномоченным органом государства — члена ЕАЭС.

Читайте также:  Меняются правила регистрации в ЕИС

Также вводится запрет на замену при исполнении контракта поставляемого медизделия из ПВХ на изделие иностранного производства или изделие, не соответствующее требованиям о локализации производства сырья, из которого оно произведено. Также недопустима замена производителя медизделия. Указанные запреты применяются в случае, если при заключении контракта применялось правило «третий лишний» согласно п. 2 Постановления N102.

Указанные изменения вступили в силу 1 января 2019 года.

Документы по теме:

Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»

«Это обвалит рынок и заставит уйти иностранных производителей». Эксперты — о проекте правительства «второй лишний» по закупке жизненно важных лекарств

В России 3 декабря завершилось публичное обсуждение пилотного проекта правительства, который в медицинском сообществе назвали «второй лишний».

Согласно документу, если на государственные и муниципальные торги по 15 наименованиям лекарств выходит хоть одна компания, производящая лекарство в России или в другой стране Евразийского экономического союза (ЕАЭС) по полному циклу — от сырья до упаковки, — то она автоматически становится победителем.

Другие заявки в этом случае не рассматриваются. Врачи и представители НКО, с которыми поговорили «Такие дела», выразили опасение, что такое решение приведет к исчезновению с рынка эффективных иностранных лекарств.

Принцип «третий лишний» планируют применять чаще

Алексей Масчан

детский гематолог/онколог, член-корреспондент РАН

Эта инициатива подается под благопристойными предлогами, в частности желанием России достичь полной лекарственной независимости. Постановление будет распространяться на 15 препаратов, которые производят по полному циклу. Фактически они будут закупаться государством на бесконкурсной основе.

Нет уверенности, что не получится такая же ситуация, когда пытались ввести правило «третий лишний».

По нему любой иностранный производитель отвергался, если на торги выходили две компании из стран Евразийского экономического союза.

Это привело к исчезновению с рынка даже самых простых препаратов, без которых опухоли лечить невозможно. Только путем титанических усилий гематологов и при помощи пациентских организаций этот кризис был преодолен.

Абсолютно уверен, что принятие этого закона снова обвалит рынок и заставит уйти иностранных производителей. Им будет просто невыгодно поставлять свои препараты. И не дай бог, если произойдет какой-то сбой в технологической цепочке производства лекарств на территории России. Тогда без жизненно важных препаратов останутся десятки тысяч пациентов.

Елена Грачева

член правления фонда AdVita

Задача данного законопроекта очевидна и не вызывает особых вопросов: необходимо снизить зависимость российских компаний от импортных субстанций.

Закон «третий лишний» считал российским все, что было сделано из чего-нибудь китайского или индийского, а в России, например, только упаковано.

Закон «второй лишний» отдает преференции всем, кто организует на территории ЕАЭС полный цикл производства, а не делает вид.

В некотором смысле этот закон логичнее закона «третий лишний». Он стимулирует производителя к независимости от любых импортных поставок и, казалось бы, делает ситуацию для российских пациентов безопаснее. Мы все помним, как из-за ковидных перебоев поставок сырья из Китая десятки тысяч российских онкологических больных могли месяцами оставаться без лекарств.

Но риски тех способов, которыми достигается поставленная задача, могут перечеркнуть все плюсы.

Логично было бы поддержать отечественного производителя дотациями и прочими стимулирующими мерами, чтобы сделать препараты конкурентоспособными, — и, кстати, в искомом списке из 15 препаратов такие есть.

Мы прекрасно видим это на примере российского автопрома: не убрать все машины с рынка и оставить одну «ладу», а вложиться в эту «ладу» так, чтобы ее начали покупать не из-под палки.

Лекарства гораздо важнее автомобилей. И специально расчищать рынок под монополистов здесь очень и очень опасно. Если производитель один-единственный, то даже если лекарство качественное, что будет, если на производстве что-то произойдет, какой-то технологический сбой?

Мы уже видели, как лекарства десятками исчезали с рынка на много месяцев, а государство включалось только тогда, когда катастрофа разрасталась до жутких размеров.

Что будет с ценами, если поставщик останется один? А главное — что будет с пациентами? Препараты из списка — по большей части моноклональные антитела, биопрепараты, а они всегда различаются у разных производителей: разные штаммы микроорганизмов, на основе которых производятся препараты, разные примеси, не вполне совпадающие технологии.

Они и не обязаны на сто процентов совпадать. А это значит, что если у пациента аллергия на один препарат, то на другой ее вполне может не быть. Поэтому доктор и пациент должны иметь выбор. А его им не оставляют.

Наталья Савва

директор по научно-методической работе благотворительного фонда «Детский паллиатив»

Я в целом всегда за то, чтобы страна была самостоятельной и имела подушку безопасности на случай, если за границей будут какие-то перебои с препаратами, закупками. Стратегически важные препараты, которые входят в перечень ЖНВЛП, должны производиться в России, чтобы пациенты никак не страдали от всех перипетий на рынке, производителей.

С другой стороны, качество препаратов, которые производятся сейчас в стране, часто вызывает вопросы. Многие из них не так эффективны [как иностранные].

Например, в детской онкологии мы всегда старались использовать импортные препараты, потому что ты получал от антибиотиков тот эффект, которого ожидал. А от препаратов местных производителей никогда не знаешь, чего ждать. То же самое по побочным действиям.

Еще один вопрос — это клинические испытания российских препаратов. Нам говорят, что они проведены и эффективность доказана. Но мы видим, что уровень этих испытаний очень низкий.

Есть группы препаратов, при производстве которых государство должно гарантировать, что их качество будет не хуже, чем у иностранных производителей. Некоторые группы препаратов необходимо просто запретить заменять, потому что от этого зависят жизни детей.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Замена импорта

Замена импорта уже довольно давно стала базовой идеей российского государства.

Несмотря на то что по множеству направлений российские товары сильно уступают импортным замена импорта затрагивает медоборудование и лекарства.

Российские аналоги и дженерики оригинальных препаратов часто сильно отличаются от оригинальных. Лекарства не имеют такого же лечебного эффекта и могут иметь серьезные побочки.

Подробно тема рассмотрена в тексте:

Лекарства России – российские дженерики и аналоги, оригинальные российские препараты

В 2019 году ситуация ухудшилась, проблема попала в информационное поле. На Рулимс был один из первых материалов по теме еще в 2017 году.

  • Импортозамещение в медицине – импортозамещение лекарств, медпрепаратов и медооборудования
  • Материал осени 2019 года.
  • Лекарственный геноцид населения – недоступность лекарств затрагивает здоровье и жизнь людей
  • В 2020 году тема о катастрофической ситуации уже попала на государственное телевидение.
  • Жизнь людей (в том числе детей) или интересы государства – “импортозамещение” лекарств по российски – ОТР 21 января 2020 года
  • Но на все это правительство не реагирует:
  • Борисов поручил усилить ограничения при госзакупках иностранных товаров

Предлагается множество мер, вы может познакомиться с ним на сайте РБК. Я остановлюсь на двух главных моментах в предложение вице-премьера Юрия Борисова.

Замена импорта — «второй лишний» вместо «третий лишний»

Сейчас действует принцип «третий лишний» (если есть два предложения от российских компаний, импортный препарат исключается).

Предлагается перейти на принцип — «второй лишний», который исключает импортный товар при наличии хотя бы одного российского.

Ключевая проблема в том что аналогичность часто только в головах чиновников, большинство которых сами будут лечиться оригинальными препаратами (или заграницей).

Принцип «третий лишний» планируют применять чаще

Замена импорта в медицине — замена импорта лекарств, медпрепаратов и медооборудования

Замена импорта и ценовые тендеры

Текущий подход при закупке товаров госзакупках предполагает ценовой тендер — побеждает самое дешевое предложение. В случае лекарства закупка идет по Международному непатентованному наименованию (МНН) лекарственного препарата.

Побеждает самое дешевое предложение, в следующем тендере цена закупки становится базовой максимальной ценой.

Подобный подход приводит к закупке самых дешевый лекарств непонятно качества, причем их российскость условна — используется действующее вещество иностранного происхождения.

Замена импорта — затронут ли новые идеи медоборудование и лекарства

По опубликованному материалу сложно делать выводы. Единственное что понятно — подобная идея может усугубить и без того катастрофическую ситуацию с лекарственным обеспечением. Причем речь идет об уходе множества препаратов с рынка. Читайте материалы по ссылкам выше.

  1. Еще несколько материалов по импортозамещению на Рулимс:
  2. Цена лекарств – законодательное регулирование цен на лекарства, постановление правительства от 16 декабря 2019 года №1683
  3. Российское лекарство дороже иностранного (израильско-ирландского и швейцарского) – импортозамещение в действие
  4. © Александр Рулим (Sasha Rulim)
Читайте также:  Раздел - завещание - Нотариальная контора

Медицина и здравоохранения на Рулимс

На Рулимс несколько десятков практических материалов по медицине и здравоохранению:

Медицина и здравоохранение России на Рулимс

Блок текстов про лекарства на Рулимс

Лекарства ключевой момент лечения любой болезни. Лечат именно лекарства, врач делает назначение. В России в конце 2019 года складывается катастрофическая ситуация с лекарствами — базовые лекарства уходят с рынка, вместо качественных лекарств предлагаются лекарства с побочками. В некоторых случаях нет никаких лекарств.

В конце октября 2019 года я описал ситуацию, назвав ее «лекарственным геноцидом». Мой текст был одним из первых в Рунете где было сказано что фактически речь идет о массовых убийствах. Уже через неделю-две таких текстов было много, трагичная тема стала популярна в СМИ. Как исправить ситуацию непонятно, понятно что она будет только ухудшаться.

Лекарственный геноцид населения – недоступность лекарств затрагивает здоровье и жизнь людей

Как показало обсуждение моего и других материалов множество людей не понимает какие лекарства бывают и чем они отличаются. Этой теме посвящен второй текст серии, фактически это небольшой справочник.

Какие лекарства бывают – оригинальные, дженерики (синонимы), аналоги, биоаналоги (биосимиляры)

Третий текст посвящен лекарствам России — что производится и разрабатывается в России, что закупается. И чем в итоге лечат людей.

  • Лекарства России – российские дженерики и аналоги, оригинальные российские препараты
  • Четвертый текст подробно описывает тему получения льготных лекарств — кому они положены и как их получить.
  • Льготные лекарства – кому положены льготные лекарственные препараты и как решать возникающие при получении проблемы
  • Пятый текст описывает как получить качественное лечащее лекарство, а не то которое предлагают.
  • Как получить лечащее лекарство (оригинальное или брендированный дженерик) вместо нелечащих (непонятных дженериков и аналогов)
  • Жизнь людей (в том числе детей) или интересы государства – “импортозамещение” лекарств по российски – ОТР 21 января 2020 года
  • Практические рекомендации как экономить при покупке лекарств.
  • Скидки на лекарства – как сэкономить 10-20% (иногда и больше) при покупке лекарств

Поддержать Рулимс!

Если Рулимс помог вам или позволил сэкономить в чем-то, помогите и ему! Буду благодарен за любые суммы. Перевести можно как с банковской карты, так и из Яндекс.Деньги (необходимо выбрать нужный способ оплаты). Полученные средства позволят развить ресурс, поднимать новые темы и возможно предложить новые сервисы.

Если вы не можете воспользоваться предлагаемыми способами перевода, поддержите близкий мне Благотворительный фонд Предание. У них доступны практически все имеющиеся способы приема средств.

Также можно помочь опубликовав ссылку на материал или на Рулимс (https://www.rulims.ru) в вашей любимой социальной сети, блоге или форуме. Особенно был бы благодарен за блоги и форумы, заранее огромное спасибо. Так же буду благодарен за участие в группах Рулимс в социальных сетях. И исключительно благодарен за перепосты интересных вам материалов в ваши блоги и форумы. Для развития проекта так же очень полезны комментарии и примеры из вашего опыта. Для комментариев лучше зарегистрируйтесь на Рулимс. Форма регистрация на сайте максимально простая. Предполагаются сервисы только для зарегистрированных пользователей.

Подробней почитать как можно помочь ресурсу можно на странице Поддержка и участие в проекте.

Преференции полного цикла

Минпромторг предлагает провести в РФ пилотный проект, в рамках которого государственные больницы и клиники будут закупать ряд препаратов у компаний, которые обладают производством полного цикла в одной из стран Евразийского союза.

Это, по мнению ведомства, позволит сделать локализацию в ЕАЭС более привлекательной для зарубежных фармкомпаний.

Впрочем, сами производители, как и пациенты, считают, что предложенные Минпромторгом меры приведут к монополизации рынка и ухудшению качества лекарств.

Минпромторг планирует провести в РФ пилотный проект — госзаказчики должны будут приобретать ряд препаратов для российских пациентов по принципу «второй лишний».

Проект постановления правительства об этом вчера опубликован на regulation.gov.ru. Речь в нем идет о препаратах, которые относятся к 15 международным непатентованным наименованиям.

Семь из них используются для лечения ВИЧ-инфекции, четыре — онкологические, два диабетические и два противотуберкулезных.

Теперь если на аукцион по закупке одного из этих препаратов выйдет производитель, который выпускает препарат в ЕАЭС по полному циклу, он автоматически его выигрывает.

Если таких окажется больше одного, то они будут соревноваться между собой по стоимости. Если заявок по полному циклу в рамках конкурса нет, то он может пройти по принципу «третий лишний» (когда соревнуются участники с частичной локализацией и исключаются иностранные производители без локализации) или без ограничений.

Как пояснили “Ъ” в пресс-службе Минпромторга, при отборе препаратов для пилотного проекта ведомство использовало четыре критерия — включение их в утвержденный правительством перечень стратегически значимых лекарственных средств, производство которых должно быть обеспечено на территории РФ, а также применение для лечения заболеваний, которые чаще всего приводят к инвалидности и смерти пациента, входят в число социально значимых или орфанных, наличие производства лекарства в ЕАЭС в рамках полного цикла и, как рассказал “Ъ” замглавы Минпромторга Василий Осьмаков, доля отечественной продукции в общем объеме продаж в натуральном выражении в рамках МНН должна составлять не менее 50%. «Такой показатель позволяет оставаться на рынке и препаратам, произведенным вне ЕАЭС, однако выступает стимулом для глубокой локализации в ЕАЭС»,— отметил замминистра.

Фармпроизводители и пациентские организации, напротив, считают, что инициатива ведомства в лучшем случае создаст для отрасли излишнее регулирование, а в худшем — даст ряду компаний монопольное преимущество на рынке.

Это «приведет к появлению искусственной зависимости всей системы здравоохранения от ограниченного количества производителей препаратов полного цикла. Результат — рост расходов бюджетов всех уровней, как и в случае внедрения правила «третий лишний»»,— говорит исполнительный директор Ассоциации иностранных производителей «Инфарма» Вадим Кукава.

В других странах, отмечает сопредседатель Всероссийского союза пациентов Юрий Жулев, уже были примеры монопольного доступа к госзакупкам — в итоге у монополиста неизбежно падает мотивация к развитию, и на этом сегменте рынка не появляются инновации. «Также страдает и качество уже существующих препаратов»,— говорит он.

По словам Алексея Михайлова, представителя «Коалиции по готовности к лечению», абсолютное большинство аукционов по препаратам от ВИЧ и так проходят при участии только одного поставщика.

«Кроме того, у нас в стране практически нет компаний, которые бы производили бы препараты на основе собственной субстанции, а не закупали ее за рубежом,— как быть, если с таким монополистом что-то случится?» — говорит он.

Производить субстанцию в РФ пока экономически невыгодно — закупать в Индии или КНР гораздо дешевле, отмечает глава Ассоциации российских фармпроизводителей (АРФП) Виктор Дмитриев. «Конечно, нужно стимулировать производство в РФ, но другими мерами. Кроме того, пока понятие «полный цикл» юридически не определено, и нельзя понять, какие компании потеряют доступ к госторгам»,— отмечает он.

Анастасия Мануйлова

— Почему Минпромторг решил подготовить данное постановление сейчас? Повлияли ли на его выход какие-то события в мировой или отечественной фарминдустрии?

— Локальное производство фармсубстанций, как показали события последних лет, имеет большее значение для обеспечения нормального функционирования системы здравоохранения, чем наличие собственного производства готовой продукции из импортного сырья.

По итогам 2020 года рост цен на импортируемые в РФ субстанции составил рекордные 23,9%, что в условиях зависимости российской промышленности от импортного сырья фактически нивелирует ее усилия по переходу от импортозамещающей модели к экспортно ориентированной.

В случае дальнейшего отсутствия российских субстанций локальным производителям станет невыгодно выпускать препараты с зарегистрированными предельными отпускными ценами производителя из зарубежного сырья — и по значительной части ассортимента может возникнуть дефектура, то есть нехватка.

— Почему при определении препаратов для пилотного проекта критерием выбрана доля отечественной продукции в общем объеме их продаж в натуральном выражении — не менее 50%?

— Мы проанализировали потребность системы здравоохранения, текущие мощности локальных производителей, а также возможность их оперативного наращивания и, исходя из текущей доли отечественных производителей, определили для себя стартовый порог реализации пилотного проекта, позволяющий обеспечивать надежность и своевременность лекарственного обеспечения граждан. Для нас крайне важно соблюдение баланса интересов государства, пациентов, системы здравоохранения в целом и промышленности. Высокая доля локальных препаратов в данных МНН и ее рост доказывают, что указанные препараты зарекомендовали себя в применении как качественные, эффективные и безопасные.

  • — Что будет происходить, если на госторги не выйдет ни одной организации с полным циклом производства в ЕАЭС?
  • — Если это происходит, то правило не работает и конкурс разыгрывается по правилу «третий лишний», а в случае отсутствия подходящих под такое правило заявок, в конкурсе участвуют все организации, подавшиеся на конкурс, включая производителей, не локализованных на территории ЕАЭС.
  • — Что для вас будет свидетельством положительных результатов будущего «пилота»?
Читайте также:  Власти Москвы планируют увеличить стоимость патентов для ИП

— Глобально положительным результатом как «пилота», так и всей инициативы в целом будет рост количества локальных производителей стратегически значимых препаратов, осуществляющих производство в РФ по полному технологическому циклу, включая синтез молекулы действующего вещества, и реализующих данные препараты не только в России, но и на экспорт. У нас для этого есть все возможности — сильная научная составляющая, молодые кадры, технологии, различный набор нефинансовых и финансовых преференций.

Интервью взяла Анастасия Мануйлова

Мнение Сергея Клименко о применении механизма «третий лишний»

По отзывам участников рынка, к текущему моменту обязательность модели «третий лишний» при закупках медицинских изделий оказала относительно небольшое влияние на структуру и динамику закупок ввиду специфики самих медицинских изделий как объекта закупки. Однако весьма вероятно, что рынок лекарственных средств будет затронут куда в большей степени.

Во-первых, правило «третий лишний» в принципе применяется только в отношении ограниченного перечня медицинских изделий, сформированного исходя из сведений о наличии аналогичных производств изделий такого вида в России.

На настоящий момент, известные проекты постановления Правительства РФ в отношении введения аналогичной модели для закупок препаратов каких-либо ограничений по применению не содержат.

Предполагается применение модели к любой государственной закупке.

Во-вторых, многообразие медицинских изделий даже в рамках одной номенклатурной позиции предоставляет возможность заказчику детально описывать предмет закупки, тем самым сужая перечень производителей, чьи товары могут быть предложены участниками закупки.

Иногда такие действия заказчика признаются антимонопольными органами незаконными, но установленный законодательством о контрактной системе принцип профессионализма заказчика позволяет последнему успешно доказывать обоснованность установления тех или иных ограничивающих свойств, в том числе в суде.

В отношении же лекарственных средств, за редкими исключениями, действует требование о закупке по международному патентованному наименованию с учетом лекарственных форм. Это ограничивает свободу заказчика при формировании заказа.

С учетом этого, а также того что степень готовности российской фарминдустрии по ассортименту и объему к импортозамещению значительно выше, нежели чем в секторе медицинских изделий, применяться правило «третий лишний» в закупках препаратов вероятно будет значительно чаще.

Хотя заказчики, размещающие заказы на лекарственные средства, в основном те же, что и в случае закупок медицинских изделий, и уже будут иметь соответствующий опыт, российская фарминдустрия также может столкнуться с процедурными сложностями подтверждения российского производства, однако они, в том числе, могут быть иного характера

Российские предприятия медицинской промышленности, а как следствие, и дистрибьюторы, столкнулись с организационными проблемами получения сертификатов СТ-1 и предшествующей им инспекции производства (только в нашей стране, наверное, могут принимать постановление в феврале, а порядок выдачи сертификатов СТ-1 для реализации – в апреле и т.п.). В связи с этим, зачастую участникам закупок было проще предлагать к продаже товары иностранного производства, чем российские. Остается надеяться, что к моменту, когда правило начнет применяться в фармотрасли, большая часть этих процедурных проблем будет решена. 

Во всяком случае, первичный шок у заказчиков уже прошел и возможно что сам факт распространения правила на фарм отрасль не парализует закупки, как это произошло в медицинской отрасли.

Однако, помимо этого, у фармотрасли могут возникнуть и специфические проблемы, связанные с особенностью производства препаратов, которые могут нивелировать эффект «опытного заказчика».

Не секрет, что в подавляющем большинстве случаев фармацевтические субстанции производятся за пределами России и их стоимость может занимать существенную долю в итоговой цене «франко-завод» (60% и более процентов).

В случае вторичной упаковки и выпускающего контроля качества, которые пока положены в основы большинства проектов по локализации, доля импортируемых «ин балк» лекарств окажется еще выше.

В результате, если не будут приняты специальные правила определения страны происхождения товаров для лекарственных средств, под исключение из закупок могут попасть многие дженерики и подавляющее большинство локализуемых препаратов.

Если постановление Правительства для фармрынка не будет учитывать все «серые зоны» своего предшественника в медицинской индустрии, участники фармрынка столкнутся с теми же процедурными проблемами.

Постановление Правительства РФ №102, устанавливающее правило «третий лишний», весьма скупо на детали, а также не учитывает практику применения сходного по сути (но не идентичного) Приказа Минэкономразвития №155 (15%-ные преференции), что на практике приводит к неоднозначным последствиям, противоречащим друг другу разъяснениям госорганов и злоупотреблениям со стороны недобросовестных участников торгов. 

Текст постановления для фармацевтической отрасли должен быть детализирован с учетом опыта, в том числе негативного, применения правила в «соседней» индустрии. В противном случае могут возникнуть аналогичные проблемы.

Третий лишний

Глава ФНС Даниил Егоров заявил, что в будущем ведомство планирует отказаться от стандартной для физических лиц декларации о доходах по форме 3-НДФЛ, они будут автоматизированы. Все вычеты планируют перевести на этот принцип к 2024 году.

На сегодня в России существует целый ряд налоговых вычетов: стандартные, социальные, инвестиционные, имущественные, по переносу убытков на будущее и профессиональные.

Если человек имеет право на налоговые вычеты или получил доходы, по которым у него нет налогового агента, то в большинстве случаев ему потребуется заполнять налоговую декларацию 3-НДФЛ.

При этом каждый вычет носит заявительный характер, то есть даже в случае наличия налогового агента гражданин всё равно должен изъявить желание получить вычет.

При отсутствии агента россиянин сам подает в налоговый орган декларацию 3-НДФЛ. И именно в последнем варианте заключается сложность для граждан.

Во-первых, нужно собрать документы, которые подтверждают право на вычет. А для каждого из них свои условия, предусмотренные законодательством, и свой необходимый комплект документов.

Физлицам необходимо самостоятельно узнать и изучить данный комплект, запросить его в организациях.

Например, если россиянин за календарный год лечил зубы в трех стоматологиях и все три проходят по суммовому диапазону, то нужно запросить документы во всех трех компаниях.

Далее надо самостоятельно заполнить декларацию 3-НДФЛ и отправить ее в налоговую инспекцию вместе с комплектом собранных документов. И ждать возврат НДФЛ в течение четырех месяцев.

Три месяца отводится для проведения камеральной проверки и еще дополнительный месяц — для возврата суммы налога.

Естественно, когда граждане видят весь этот путь, у некоторых опускаются руки уже на старте.

Справедливости ради, стоит отметить, что сейчас действует упрощенный порядок по частному случаю — получение вычета на взносы и на доход по индивидуальному инвестиционному счету (далее — ИИС). Основное условие, чтобы профучастники, у которых открыт ИИС, в добровольном порядке присоединились к обмену информацией с ФНС России.

И если налоговый агент (в данном случае брокер) подал необходимую информацию по физлицам, то последним не нужно заполнять 3-НДФЛ и собирать комплекты подтверждающих документов, а следует дозаполнить заявление в личных кабинетах налогоплательщиков и отправить на рассмотрение в инспекцию.

У контролеров будет месяц для проведения проверки и 15 дней для возврата денег вместо четырех месяцев, как по полной 3-НДФЛ.

Судя по заявлению главы ФНС, планируется, что ускоренное электронное взаимодействие будет проходить не только по инвестиционным вычетам, но и всем остальным. Таким образом, гражданам не надо будет самостоятельно собирать документы и заполнять 3-НДФЛ. Просто налоговики сами на основании содержащихся данных рассчитают вам вычеты.

По-хорошему, налоговые агенты, которые станут представлять информацию по ускоренному варианту, должны под роспись уведомить клиента, что будут транслировать информацию в налоговую службу. А клиент должен с этим согласиться. И уже вне зависимости от того, придет ли он в налоговую за вычетами в дальнейшем или нет, у инспекторов будет информация о данном объекте.

Если же говорить не о возврата НДФЛ с помощью налоговых вычетов, а о том, что у гражданина есть доход, с которого он обязан заплатить налог, то, как указал Даниил Егоров, «если мы как налоговая служба имеем доступ к данным, по которым можно рассчитать налог, то мы можем себе это позволить. Если у нас нет доступа, тогда остается декларировать».

Случаи, когда гражданин обязан задекларировать свой доход, прописаны в Налоговом кодексе.

Например, если вы сдаете квартиру в аренду физлицам, получаете иностранные дивиденды, доходы от иностранного брокера, продаете имущество, которым владеете менее трех (пяти) лет, то вы обязаны об этом отчитаться и при необходимости заплатить в казну.

В связи со сложным процессом, а также возможным нежеланием платить сбор физические лица не декларируют этот доход, тем самым лишая бюджет дополнительных поступлений.

  • Подводя итоги: положительный момент — в общем отказе от 3-НДФЛ, практически весь документооборот и расчет минует физлиц, отрицательный момент — это, скорее всего, напрямую коснется тех, кому есть что скрывать в рамках своего дохода и имущества.
  • Автор — специалист по налогам департамента клиентского сервиса «Открытие Брокер» («Открытие Инвестиции»)
  • Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *